МИЭТ

Национальный
исследовательский
университет

Орден трудового красного знамени
Рейтинг QS
Интервью с заведующим кафедрой Экономики и менеджмента факультета  ИнЭУП  д.э.н., профессором Ю.П. Анискиным 29.09.2010

Интервью с заведующим кафедрой Экономики и менеджмента факультета ИнЭУП д.э.н., профессором Ю.П. Анискиным

Прослушать:

Первый «гуманитарный» факультет зеленоградского технического вуза в студии Zelenograd.ru представил Юрий Петрович Анискин, декан Института (факультета) экономики, управления и права МИЭТ со дня его основания в 1992 году и до самого недавнего времени. В сентябре этот пост перешел к А.Ю.Бударову, выпускнику одного из первых выпусков факультета, собственноручно выращенной деканом «смене». С 1992 года Юрий Петрович также остаётся заведующим кафедрой Экономики и менеджмента, и мы говорим сегодня об истории и будущем «экономики» в МИЭТе.

— Давайте начнём с 1992 года, когда в МИЭТе был открыт факультет экономики. Гуманитарный факультет в техническом вузе — как это получилось?

— Это было правильное стратегическое решение руководства МИЭТ — о создании факультета. Страна как раз перешла на новые рыночные отношения, а кадров для работы предприятий в этих условиях не было. Остро встал вопрос о подготовке специалистов по менеджменту, по юридическим специальностям, по экономике. Поэтому руководство МИЭТа в лице Виталия Дмитриевича Вернера приняло решение, что нам нужно готовить таких специалистов. В 1992 году мы приняли первые группы для обучения, а уже в ноябре того же года приказом был создан Экономико-гуманитарный факультет. Позже кроме специальности по менеджменту у нас стали появляться новые специальности: маркетинг, прикладная информатика в экономике, государственное муниципальное управление. Это потребовало придать факультету более широкий статус.

— Тогда он и стал институтом?

— Да, Институтом экономики, управления и права — в числе наших направлений подготовки появилась и юриспруденция. С тех пор мы функционируем на правах факультета, но в рамках института. Такая форма принята во многих университетах нашей страны, бывшие факультеты стали институтами, потому что на них появились специализированные направления.

— Факультет Прикладных информационных технологий (ПрИТ) МИЭТа тоже ведь родился из вашего факультета?

— Да, он выделился из наших рядов. Года два назад появился соответствующий правовой документ, который переводил прикладную информатику в область технических наук, тогда руководство МИЭТ и приняло решение о переводе на технический факультет ребят, обучающихся прикладной информатике у нас. Теперь в МИЭТе функционирует факультет Прикладной информатики, у него и задачи другие, и несколько другая программа обучения.

— Итак, в 1992 году в МИЭТ пришли гуманитарии. Для МИЭТа это был новый поворот?

— Для МИЭТа это было абсолютно новое направление. Раньше существовала только кафедра экономики и организации производства. Кстати говоря, эта кафедра обучала студентов технических факультетов основам экономики, организации производственных процессов и так далее. Когда было принято новое, экономико-гуманитарное направление, это позволило на базе кафедры начать подготовку будущих менеджеров, был наработан методический материал, опыт, практика. Правда, практики в рыночных условиях ещё не было, но мы быстро к ним адаптировались — вобщем-то, мы были в курсе того, что творится на Западе, и быстро освоили все новые методы. Кстати, с учётом российского менталитета, потому что не всё западное однозначно подходит к нашим российским условиям.

Экономисты для электроники

— Изначально выпускники факультета экономики МИЭТ предназначались именно для зеленоградских технических, микроэлектронных предприятий?

— В принципе, правильно — находясь в зоне наукоёмких отраслей, мы и готовили будущих менеджеров для таких производств. В своих курсах мы делали акцент на управление процессами освоения новой техники и так далее. Однако реальная жизнь показала, что в тот период все наши предприятия «полегли», и наши специалисты были вынуждены работать в других отраслях. Сейчас наши выпускники работают и в электронной промышленности, и в инновационной сфере — в разных областях.

— Значит, тогдашняя идея стала востребованной в полной мере только сейчас?

— Да. За 18 лет жизни нашего факультета мы выпустили около трех тысяч специалистов, и мы не помним случаев, чтобы они не были трудоустроены. Потребность в таких специалистах велика, и еще много лет она будет только увеличиваться. Наши выпускники пользуются успехом при прохождении по тестам в серьёзные консалтинговые фирмы мирового уровня — четыре американские консалтинговые фирмы, работающие в России (Ernst&Young и другие) с удовольствием берут к себе работать наших ребят, они делают там карьеру. Эти компании отмечают высокую профессиональную готовность наших выпускников к ведению аналитических работ. И это одна из особенностей нашего факультета — мы учим, прежде всего, менеджеров, которые умеют анализировать и готовить грамотные варианты решений для высшего руководства. Мы делаем акцент в нашей учёбе именно на аналитику. Я понимаю, что не для всех видов деятельности эта подготовка подходит, это более серьёзная подготовка, она не везде нужна. Но в целом это повышает конкурентоспособность наших выпускников.

Кроме того, мы всегда планируем, что по окончанию ВУЗа часть ребят придет заниматься исследованиями в аспирантуре. За 18 лет нашу аспирантуру прошли примерно 80 человек, которые успешно защитились и работают. Это заставляет нас не снижать требования к образовательному стандарту, повышать профессиональные компетенции, связанные с аналитикой, с умением мыслить. Ведь все компетенции невозможно освоить, но если мы научим человека мыслить и принимать решения, то он в любой ситуации сможет найти выход.

— Сколько из этих трёх тысяч выпускников вобрала в себя зеленоградская микроэлектронная промышленность?

— Трудно сказать. Мы такой учёт не ведём, просто знаем, что практически во всех компаниях есть наши выпускники, и ребят берут туда с удовольствием.

— Не предпочитают ли предприятия брать «технарей», которых можно поставить заниматься и менеджментом, и экономикой?

— Сейчас в этом нет особой необходимости, да и это очень трудно. Это раньше понятие «менеджмент» не воспринималось, а сейчас, когда мы в большей степени вошли в рыночные отношения, все начали понимать, что такое, например, финансовый менеджмент. Большинство предприятий, особенно малых, думали, что их главный бухгалтер — это и есть финансовый менеджер. На самом деле это абсолютно не правильно, у финансового менеджера совсем другие задачи, как и у маркетолога, и т.д. И в любой из этих специальностей нужно знать много профессиональных методов, приёмов, позволяющих оценить состояние предприятия, принять решение.

Вот, например, сейчас наши ребята при выполнении курсовых работ или практических задач используют открытую финансовую информацию наших крупных предприятий. И они, во-первых, очень профессионально оценивают эти данные, а во-вторых, видят, каково финансовое состояние предприятий на самом деле, и что надо делать.

— Под крупными предприятиями вы подразумеваете зеленоградские?

— Да, зеленоградские — «Ангстрем», «Микрон», «Компонент».

— Значит, ваши студенты «тренируются» на реальных предприятиях?

— Да, выполнение курсовых и дипломных работ идёт только на реальных данных. Сейчас будет проводиться конкурс префекта Зеленограда среди молодых специалистов, мы для него готовим дипломные работы, которые сделаны по реальным предприятиям.

— Наверное, у их авторов есть все шансы пойти работать на эти предприятия?

— Если их пригласят. Нужны ведь еще и определённые условия, потому что не на каждое предприятие эти специалисты пойдут. Много наших выпускников работает в особой экономической зоне на площадке МИЭТ, в инновационных центрах — они как раз удачно нашли своё место как инновационные менеджеры и хорошо себя проявляют, судя по отзывам руководителей компаний, которые с удовольствием их берут на работу. Там даже не хватает таких специалистов, и мы стараемся пополнять кадры нашими ребятами.

Переход к бакалавриату: без технических курсов и юриспруденции

— Я знаю, что в начале существования факультета студентам-«экономистам» читались также и технические курсы. Они сейчас остались?

— Да, и сейчас есть технические курсы, например, «Основы микроэлектроники». В первую очередь, при обучении мы обращаем внимание на современную концепцию естествознания — есть определенные законы термодинамики, энтропии, которые нужны экономистам, и они изучают это уже с первого курса. А потом их знакомят с электронными технологиями, которые существуют сегодня, например, на «Микроне» или на «Ангстреме».

— Значит, особенностью факультета остаётся уклон в электронику, то есть ваши студенты имеют возможность своими глазами посмотреть на технологические процессы и изучить какие-то материалы микроэлектроники?

— Да, они знакомятся с этими процессами, проходят лабораторные работы — это обязательно нужно для общего ознакомления. К сожалению, сегодняшний переход на обучение бакалавров уже не предусматривает такой подход, а при пятилетней подготовке специалистов это входило в программу. Кроме того, иногда мы собирали команды из студентов-«технарей» и студентов-«экономистов» для совместной работы в рамках дипломного проекта. «Технари» работали над техническими решениями, а наши студенты — над менеджерскими и экономическими решениями по проекту. Фактически это был прообраз интеграции различных специалистов на одном предприятии и даже создания будущей фирмы. Например, если диплом делался для какого-то реального предприятия, то на нём как раз можно было уже сформировать некую рабочую команду. Ребята учились понимать друг друга еще на этапе таких исследований или дипломных проектов.

— Значит, с приходом новой системы высшего образования, с бакалавриатом и магистратурой, технические курсы и знакомство с электроникой уйдут из подготовки?

— В какой-то степени это уйдёт из бакалавриата, так как на него отводится четыре года для обучения. И потом, есть проблема, о которой я уже сказал — она заключается в том, что в процессе пятилетнего обучения специалистов мы иногда даём чрезмерную информацию для всех, а на самом деле работа, к которой ребята потом приступают, не всегда требует аналитических знаний, подчас нужны и более узкие, специальные знания. Поэтому в рамках бакалавриата мы будем готовить таких специалистов, которые будут знакомы со всеми направлениями менеджмента — с маркетингом, финансовым и инвестиционным менеджментом. Они познают основы и смогут выполнять простейшие или рядовые операции. А после бакалавриата примерно пятая часть студентов, более способных к аналитике, будет переходить в магистратуру, чтобы вести там уже серьёзную исследовательскую работу, как будущие профессионалы в выбранной ими профессии.

Какие были недостатки с точки выбора профессии после специалитета? Например, вы выбрали маркетинг или финансовый менеджмент, а через два-три года поняли, что это не ваше, или вы не хотите работать по специальности и идете работать вместо финансового менеджера маркетологом, и вас это устраивает. Но вы уже совершили ошибку при выборе специальности в институте. А теперь этого уже не будет, потому что все будут проходить бакалавриат с основными знаниями по всем направлениям. А затем, если вы работаете, и хотите углубить знания в определенном направлении, то это будет более безболезненный переход к конкретным профессиональным компетенциям.

— Я правильно понимаю, что бакалавриат займёт четыре года, а после этого можно сделать выбор какой-то определенной профессии и продолжать обучение в магистратуре?

— Да, при этом обучающийся выбирает конкретную программу магистратуры: есть программы по финансовому менеджменту, по маркетингу, по интеллектуальным активам или по управлению проектами. Выбор делается уже более осознанно.

— Обучение в магистратуре проходит в вечернее время, что позволяет работать и учиться?

— У нас дневная магистратура, но занятия проводятся в удобное время. Учащиеся могут и работать, и проводить исследования, и проходить обучение, например, по вечерам. Наш десятилетний опыт такой формы магистратуры оправдывает себя, ребятам очень удобно. У нас и бакалавриат уже есть. Но, к сожалению, когда мы учили студентов по специалитету, то среди них находилось мало желающих заканчивать бакалавриат — только человек по 6-7 шли в магистратуру. В основном к нам в магистратуру приходили из других вузов. Теперь все целенаправленно будут учиться по системе бакалавриата, и, думаю, примерно пятая часть окончивших бакалавриат пойдет дальше в магистратуру, а некоторые из них поступят потом и в аспирантуру.

— В этом году ваш факультет уже не проводил набор на направление юриспруденции?

— Только на платное обучение, мы набрали одну группу. С направлением юриспруденции есть сложности: по новым стандартам, введенным с переходом на бакалавриат, для всех вузов ужесточились требовании при лицензировании и аккредитации по этому направлению — нужны специальные лаборатории, кафедры и т.д. Эти требования нам тяжело выполнять, и, может быть, в этом даже и нет необходимости. Сейчас у нас последний год работает аккредитация на специалитет.

— И затем, МИЭТ, скорее всего, от этого направления откажется?

— Да. Не обязательно нам выпускать специалистов по юриспруденции. Если это потребуется, то мы готовы. Может быть, со временем, с дальнейшим развитием МИЭТа как Национального исследовательского университета мы вернёмся к этому вопросу. Тогда мы уже будем лучше подготовлены к этому.

«Непрофильный» факультет — это неправильная позиция

— Технические университеты сейчас испытывают сложности с поддержкой у себя гуманитарных направлений. Экономического факультета МИЭТ это не коснулось? Руководители Минобразования уже не раз заявляли, что в технических ВУЗах не должно быть ничего лишнего.

— Мы считаем, что это абсолютно неправильная позиция руководства страны. Каждый технический ВУЗ, например, МАДИ, МВТУ имени Баумана, МИФИ, МИЭТ и другие обязательно готовят профильные управленческие направления. Ведь в технических отраслях тоже должны быть специалисты по менеджменту, которые понимают отраслевую специфику, ориентируются в ней. Просто готовить в экономических вузах специалистов общего плана — это не перспективно.

— Они будут тратить потом много времени на адаптацию в отрасли?

— Да, на понимание отраслевых особенностей. Слава Богу, руководство МИЭТ считает, что гуманитарные направления органично вписываются в подготовку специалистов, тем более, Национального университета.

— В связи с присвоением МИЭТу статуса Национального исследовательского университета (НИУ) — экономическому факультету есть место в программе развития МИЭТа как НИУ, и какое именно? Предусмотрено ли финансирование, например, новых учебных программ по вашему профилю?

— В связи со статусом НИУ в вузе принципиально меняется подход и к техническому, и к экономическому направлениям. Общий смысл заключается в том, что теперь мы должны строить учебный процесс на результатах собственных и любых других исследований — неважно каких, технических или экономических. Акцент смещается в сторону интеграции исследовательских и учебных процессов. Мы должны давать при подготовке будущих специалистов то, что даже ещё на предприятиях не введено — готовить к новациям, которые специалист введёт на предприятии или проведёт адаптацию персонала к этим новациям. На самом деле, мы уже этим занимаемся, в МИЭТе это давно развито, так как вся инфраструктура вокруг нас инновационная, и хотим мы этого или нет, но мы все участвуем в разных инновациях. Тем более, что мы находимся в особой экономической зоне, рядом есть инновационные центры, технопарки, технологические деревни…

— Да, в МИЭТе всё это началось раньше, чем в стране заговорили о модернизации экономики…

— Да, сейчас просто это подтвердилось официально, и мы должны официально это отразить в соответствующих документах и учебных планах. На самом деле мы к этому давно готовы, но теперь будем активизироваться в ещё большей степени.

— Теперь, наверное, на это и финансовые средства будут выделены?

— Выделенные средства пойдут, в основном, на оборудование, на программное обеспечение. Хорошие средства выделяются и на создание новых учебных пособий, учебников. Выпуская их, мы можем серьёзно поддержать педагогический коллектив. А специальных денег на повышение заработной платы государством не выделяется, тут его позиция избирательна.

— Студенты и аспиранты ИнЭУП займут какое-то место в той части жизни МИЭТа, которая касается создания малых инновационных предприятий (МИПов)? Мы недавно писали о новой программе МИЭТа, которая выиграла бюджетный конкурс, и в которой предусмотрено создание инженерных центров, помогающих начинающим предпринимателям в инновационной сфере с бизнес-планированием, с маркетинговыми исследованиями…

— У нас уже создано несколько таких фирм на базе совместных проектов. Уже проявляется возможность привлечения в эту работу ребят с экономического факультета, с факультета Дизайн, даже с факультета Иностранных языков (например, в международных проектах) — как раз для этого и нужны все эти факультеты, готовящие подходящих специалистов. Такой комплексный подход будет только способствовать созданию малых инновационных фирм. Думаю, они будут развиваться, и наши студенты найдут себе применение, лишь бы желание было. А вот желание мы у них и пытаемся возбуждать.

— Есть уже какие-то примеры, когда именно студенты-«экономисты» вошли в команду МИПов? Обычно «технари» становятся инициаторами малых инновационных предприятий — сделали открытие, разработали технологию, запатентовали её и создали МИП…

— Действительно, зарождение идёт от идеи, проекта. Но потом, когда начинают думать, как это всё организовать, как следить за финансированием, как привлекать инвестиции, как управлять этим процессом, то тут уже идёт подключение специалистов нашего профиля. И ребята идут на это. Контакты уже есть. Я не скажу, что это приобрело массовый характер, видно, для этого ещё не созрели критические условия. Как только это случится, такое объединение будет идти в рамках учебного процесса. Сейчас это пока единичные случаи.

— Ещё одним трудным моментом в создании МИПов при вузах считается работа с интеллектуальной собственностью. На факультете экономики читаются курсы, связанные с регистрацией интеллектуальной собственности, с её оценкой и так далее?

— Да, более того, сейчас мы даже более продвинуты в управлении интеллектуальными активами, куда входит и интеллектуальная собственность, и люди, которые формируют эту собственность. У нас именно в этом направлении защитила докторскую диссертацию профессор Лукичёва, уже есть и несколько кандидатских диссертаций, то есть мы уже разработали для вуза методологические основы создания механизма управления интеллектуальными активами. Но пока еще отстаёт правовая база, много неясностей — как и где учитывать интеллектуальные активы, баланс и т.д. У нас-то есть свои решения и предложения, но вряд ли они будут использованы, пока не будет оформлено каких-то правовых документов.

— Значит, изучение работы с интеллектуальной собственностью — это тоже возможный путь для вашего студента?

— Это обязательный путь, потому что в условиях рынка защита интеллектуальной собственности — это важнейший вопрос. Создание интеллектуальной собственности, а потом её защита и использование — эти три задачи очень важны и должны решаться.

«Я считаю, что факультет в надёжных руках»

— Каковы ваши планы в связи с тем, что вы покинули пост декана? Наверное, появилось больше времени на что-то другое? Работа декана требовала много дополнительных усилий?

— Требовалась в большей степени организационно-административная работа, это, конечно, отвлекало от научной деятельности. Сейчас, после передачи управления в более молодые и энергичные руки, у меня появилась возможность использовать свой потенциал для научных, исследовательских и проблемных задач, которые будут связаны с дальнейшим развитием МИЭТа. У вуза большие перспективы, но их надо использовать. Для этого надо хорошо продумать, куда двигаться, с кем взаимодействовать и т.д. Вероятно, мы будем заниматься организационно-экономическими исследованиями, связанными с развитием МИЭТа — предпосылки для этого есть, и мы будем стараться работать в этом направлении. Там много серьёзных проблем, решение которых позволит выйти МИЭТу на принципиально новый качественный уровень.

— Расскажите о вашем преемнике, Андрее Юрьевиче Бударове, который до недавнего времени был вашим заместителем.

— Он был моим заместителем несколько лет, поэтому здесь соблюдена определенная преемственность. Он выпускник нашего факультета, кажется, второго выпуска. Он защитил кандидатскую диссертацию, поработал и приобрёл опыт, пришёл к учебной работе у нас, с интересом проводит занятия. У Андрея Юрьевича хороший контакт со студентами, он коммуникабельный, умный.

— Он уже популярен у студентов?

— Да, студенты его любят. Андрей Юрьевич много лет занимался учебно-методической деятельностью и всё время контактировал со студентами, поэтому для них он — лицо не новое, его уже знают. Он читает лекции по информационному менеджменту, по научно-производственному менеджменту, готовит сейчас специальный курс для магистров. И самое главное — он соблюдает преемственность развития нашего факультета. Андрей Юрьевич хорошо знает его корни, особенности. Единственный его недостаток — это молодость, но этот недостаток быстро проходит :) Он наберётся опыта, мы в этом ему поможем. Я считаю, что факультет в надёжных руках.

— Получается, это была плановая замена декана?

— Да, эта замена готовилась много лет. Одно из условий работы любого руководителя — планово готовить себе замену, чтобы безболезненно перейти на другой качественный уровень.

— Вы вздохнули с облегчением, оставив пост декана, или всё-таки немного жалко?

— Мне не жалко, потому что я знаю, что там ничего не «упадёт». Я в этом уверен. И потом, мы же всё-таки помогаем Андрею Юрьевичу. Заведующие кафедрой — это его опора, и мы не дадим «упасть» факультету, это во-первых.

А во-вторых, я почувствовал облегчение, потому что появилась возможность заняться научными делами. Что я с удовольствием и делаю.

— Для личных планов тоже сейчас будет больше времени?

— Личные планы у меня в основном связаны с работой. Моё хобби — это моя работа. Разве что больше внимания буду уделять воспитанию правнуков. А так, особых личных интересов у меня сейчас нет.

— Ваши дети и внуки пошли по вашим стопам?

— Да, один мой внук — кандидат экономических наук, он закончил наш факультет и работал в зеленоградской особой экономической зоне с резидентами, а сейчас работает в инновационном центре. Внучка моя тоже окончила наш факультет, была отличницей. Сейчас пока воспитывает сына, но, надеюсь, вернётся к экономической деятельности. Так что в этом плане у меня все задачи решены.

Елена Панасенко / Zelenograd.ru, 07.10.2010