МИЭТ

Национальный
исследовательский
университет

Орден трудового красного знамени
Рейтинг QS
Интервью с деканом факультета МПиТК д.т.н., доцентом А.В. Гуреевым 02.11.2010

Интервью с деканом факультета МПиТК д.т.н., доцентом А.В. Гуреевым

Прослушать:

Сегодня в гостях Zelenograd.ru Александр Васильевич Гуреев, декан факультета МПиТК (микроприборов и технической кибернетики). Он стал деканом совсем недавно, в сентябре этого года, но проработал в МИЭТе уже более 30 лет, и наша беседа — о популярности технических специальностей самого большого факультета вуза, о студенческом выборе между «железом» и «софтом» и между учебой и работой, а также о том, что принесет факультету статус «национальный исследовательский университет» МИЭТа и участие в других госпрограммах.

— Александр Васильевич, какие направления подготовки основные для факультета МПиТК?

— Наш факультет образовался одновременно с образованием МИЭТа, и в скором времени мы вместе будем отмечать сорокапятилетие и факультета, и вуза. Специальности, которые были у нас исторически, продолжают развиваться и сейчас. Конечно, со временем произошли некоторые изменения в названиях, но эти специальности были заложены в момент основания факультета: это радиотехника; вычислительные машины, комплексы, системы и сети; информатика и вычислительная техника; телекоммуникации; прикладная математика; информационная безопасность. Сейчас по этим направлениям и соответствующим специальностям мы осуществляем подготовку бакалавров, специалистов и магистров.

— Какие из специальностей особенно активно развиваются сейчас и особенно привлекательны для сегодняшних студентов?

Во-первых, очень многих сейчас привлекает все, что связано с компьютерами, и подготовка таких специалистов у нас на факультете ведется на достаточно высоком уровне. Большой популярностью пользуется и направление, которое связано с вычислительными машинами, комплексами, системами и сетями. Многих привлекает защита информации — «Информационная безопасность», так это направление будет называться по новому ГОСу (государственному образовательному стандарту), это более широкое определение. На нашем факультете по нему обучаются, конечно, техническим средствам обеспечения защиты информации. Ну и радиотехника остается популярной — мы живем в век, когда повсюду беспроводные сети, радиотехника и дома, и на производстве. То есть практически все специальности, по которым мы готовим на факультете, попадают в число приоритетных направлений развития науки и техники, принятых у нас в стране.

— По каждой из них, наверное, есть аппаратчики и программисты, то есть части software и hardware. Кого сейчас больше выпускается, на кого больше идут? Известно, что программисты зарабатывают сейчас хорошие деньги, особенно в Москве…

— Я согласен с вами, да, программирование пользуется большой популярностью, как и в какой-то мере близкое к этому направление телекоммуникаций — хотя оно более широкое, там требуется большая программная подготовка, знание протоколов обмена и передачи данных. Но я бы не сказал, что не пользуется популярностью все, что связано с «железом», с его разработкой, производством микросхем. Большой популярностью пользуется и подготовка специалистов в области вычислительной техники, именно по «железу» — это в какой-то мере и микропроцессорная техника, сюда же надо отнести защиту информации, о которой мы уже упоминали. И радиотехника, я считаю, тоже достаточно популярна. Сейчас при проектировании и производстве электронной аппаратуры очень широко применяются аппаратно-программные комплексы, а они объединяют и программные, и аппаратные средства, и тут иногда трудно бывает различить, специалист в какой области для них требуется. Нужно знать и то, и другое.

Какие-нибудь новые специальности на МПиТК не готовятся ввести? Особенно сейчас, когда меняется вузовская система, с переходом от подготовки специалистов к подготовке бакалавров и магистров.

— Тенденция состоит в том, что с этим переходом становится меньше направлений обучения, но они делаются все более и более укрупненными. Поэтому новых направлений у нас не появится (если не считать выделившееся в самостоятельное направление «программная инженерия»), но в каждом направлении есть свои профили, это в какой-то мере близко к специальностям, которые были раньше при инженерной подготовке. Профиль — это специализация, которую получает студент в рамках того или иного направления. И количество этих профилей сейчас увеличивается.

Поступление: математика + физика + русский = минимум 190

— Как поступить на ваш факультет? Как вам сезон поступления этого года — каким был конкурс, проходной балл?

— Насчет поступления я ничего нового не скажу, сейчас процедура поступления одна — по результатам ЕГЭ. На основании сформировавшегося конкурса определяется, кто может поступить, и все эти цифры можно найти на сайте МИЭТа. В текущем году минимальный проходной балл на наш факультет был 190 баллов — сумма баллов ЕГЭ по трем предметам, математике, физике и русскому языку.

— По сравнению с прошлыми годами проходной балл и количество принимаемых студентов изменилось?

— Эти цифры остались примерно теми же. В 2010 году мы принимали около 250 человек, МПиТК — самый большой факультет МИЭТа.

— Что вы скажете о самой системе поступления по результатам ЕГЭ — какие хорошие или плохие стороны она имеет, что видно вам по новым студентам?

— Качество студентов определяется не только ЕГЭ, но и той подготовкой, которую они получили в школе. ЕГЭ — это только оценка их знаний, правильно? Другое дело, когда ЕГЭ начинает каким-то образом оказывать влияние на процесс этой подготовки… Это мое мнение: если школьные преподаватели по математике, по физике нацелены не на то, чтобы научить школьника мыслить, а исходят из этих конъюнктурных особенностей текущего момента и начитают учить их тому, как правильно ответить на те или иные вопросы, — есть такое слово «натаскивать», — это неправильно. Но я считаю, что у нас в школах работает много хороших преподавателей, и они во главу угла в своей деятельности ставят цель научить школьника своему предмету и добросовестно относятся к делу. При таком подходе отрицательных сторон не должно быть. Ведь если человек хорошо знает предмет, то его способности можно оценивать и в форме экзамена, и в форме ЕГЭ. Мне больше нравится оценивать в форме экзамена, там можно побеседовать с человеком. Любой процесс обучения — это получение не просто суммы знаний, а системы этих знаний, чтобы человек мог ими потом воспользоваться. ЕГЭ, мне кажется, не в полной мере оценивает именно такие комплексные знания ученика, а при беседе на экзамене видно, способен ли он к дальнейшему саморазвитию или нет — ЕГЭ не дает ответа на этот вопрос.

— Высшая школа экономики опубликовала в начале этой осени рейтинг российских вузов по среднему баллу ЕГЭ зачисленных абитуриентов, в том числе рейтинги в рамках разных специальностей. Некоторые из перечисленных там специальностей есть на вашем факультете — такие, как математика, где МИЭТ на 9 месте по России, информатика и вычислительная техника, электроника и радиотехника, по ним МИЭТ на 14 месте, компьютерная безопасность, 29 место. Расскажите, как вы относитесь к этому рейтингу, кто ваши ближайшие конкуренты по этому рейтингу, и насколько студенты вообще обращают на него внимание, по-вашему?

— Я сначала о своем отношении к рейтингу скажу. Конечно, рейтинги важны, но какой-то элемент случайности и условности в этих рейтингах всегда есть. Когда Высшая школа экономики проводит этот рейтинг и сухо оценивает какие-то цифры — в эти цифры не попадают многие факторы, которые влияют на выбор студентом того или иного вуза. Человек, живущий в Нижнем Новгороде, сейчас серьезно подумает, ехать ли ему в Москву, даже если он по баллам может пройти в какой-то достаточно престижный вуз. В Москве гораздо дороже жизнь, да и родителей, возможно, как-то отпугивают те опасности, которые сейчас есть на улице, они не отпускают ребенка сюда.

— Да и, в принципе, региональные университеты сейчас тоже неплохо развиваются?

— Да. Эти факторы завуалировано присутствуют, но в рейтинге их нет. Более правильно проводить сравнение МИЭТа только с московскими вузами, и вот такое сравнение у нас в институте проводилось — в числе технических вузов Москвы МИЭТ стоит где-то на 5-6 месте. В целом, рейтинг, наверное, нужен абитуриентам для того, чтобы изначально сориентироваться, куда пойти, а потом они начинают искать больше информации. Сейчас, конечно, очень много можно посмотреть в Интернете, на сайте вуза, в средствах массовой информации, и, конечно, есть отзывы выпускников, знакомых. Не секрет, что родители, закончившие МИЭТ, часто приводят сюда детей — и не только те, кто живет в Зеленограде или в Москве, но и из других городов приезжают, особенно на Дни открытых дверей. И очень приятно бывает с ними встречаться, когда они передают слова благодарности преподавателям, которые их учили.

Работать или учиться?

— Эти родители — ваши выпускники, многих из них приняли в свое время зеленоградские предприятия. Как сейчас себя чувствует зеленоградская промышленность, где остались базовые кафедры вашего факультета, куда трудоустраиваются ваши студенты?

— Все наши специальности сейчас востребованы, ну, может быть, не так, как раньше, но тем не менее. Они попадают и в принятые сейчас приоритетные направления развития, и в проект Сколково, который сейчас запущен. В Зеленограде осталось много государственных предприятий, которые работают в области радиотехники, электроники — СПУРТ, «Элсов», «Элвис» и другие. Есть много специализированных предприятий, которые выпускают высококачественную продукцию на уровне мировых аналогов — например, «Радис», там делают великолепные СВЧ-усилители мощности, они заменяют импортные аналоги и ничем им не уступает, у них масса заказов. И таких примеров можно найти много. И в Москве тоже есть много фирм, которые занимаются, конечно, сейчас в большей степени эксплуатацией систем связи, закупая оборудование за границей, но есть там и наши разработки. На сайте факультета в разделах каждой кафедры можно найти такие разработки, они востребованы — в том числе и по охранным системам, и по многим другим направлениям, где есть фирмы, успешно производящие не уступающее зарубежным аналогам оборудование.

— Все эти компании как работодатели приходят только в тот момент, когда вы уже выпускаете своих студентов, или они как-то раньше начинают с вами работать?

— Успешный опыт, как я знаю — это когда студент приходит в компанию на практику и, если его увидели и оценили, если ему самому понравилось в этой организации, то он остаётся там работать, чаще всего это так. Ну, люди ищущие просматривают разные варианты и выбирают наилучший для себя.

— Никто из таких компаний не заказывает обучение студентов, начиная прямо с третьего-четвертого курса?

— Официально заказывают на уровне института. Но очень часто бывает и так, что наши выпускники или другие люди, которые через своих знакомых выходят на кого-то из преподавателей, приходят к студентам на третьем курсе, рассказывают им о своей фирме и предлагают начать с какого-то стартового этапа — поработать, например, монтажником аппаратуры за достаточно приличную зарплату, которая и студенту в помощь, как мне кажется.

— Вы своих студентов не ругаете за то, что они идут работать?

— Я их могу ругать, только если они начнут отставать в учебе…

— В 90-е годы это была просто беда — все студенты шли работать, забрасывали учебу…

— Это не какое-то время назад, так и сейчас всё еще остаётся. Это, опять же, тот фактор, о котором мы говорили — почему иногородним трудно учиться в Москве. Родители помогают, но в Москве жизнь достаточно дорогая, а стипендия невысокая, и приходится идти работать. Можно понять студентов — они и учиться хотят, и им требуются средства, чтобы учиться и жить.

— Поэтому я и спрашивала, много ли студентов идет в программисты — ведь часто это случается даже на какой-то ранней стадии учебы, когда ребята идут заниматься IT-проектами, веб-сайтами, то есть такими вещами, которые не относятся к их будущей специальности. Это тоже актуальная беда сейчас?

— Это актуально, но я думаю, не только для нашего факультета. Я достаточно часто встречаюсь и со школьниками, которые считают себя высококлассными квалифицированными программистами…

— Если уже и школьники начинают себя считать высококлассными, скоро они будут конкурировать между собой за подобную подработку, а учиться совсем перестанут :)

— Я думаю, что все-таки нет. Это можно сравнить с тем же натаскиванием — можно научиться писать какие-то программы, решать какие-то похожие задачи, но чтобы системно подойти к вопросу, решить какую-то сложную задачу… По собственному опыту работы со студентами могу сказать, что не все на это способны, даже будучи достаточно хорошими программистами.

— И легкий путь не дает потом развиваться навыкам более высокого уровня?

— Вы знаете, легких путей не бывает — я, по крайней мере, не знаю случаев, чтобы кому-то легко что-то давалось. Я и студентам говорю, что их учеба — это труд, залог будущего успеха — это труд. Только постоянно совершенствуя себя, свой уровень, можно добиться успеха. Сейчас ведь смотрите, что получается: информации много, «Ctrl+С — Ctrl+V», как некоторые говорят, «скопировал — вставил». Если в наше время нужно было ехать в библиотеку, заказывать какую-то книгу, на следующий день только ее привозили, переписывать что-то из неё, — ксерокс позже появился, — то теперь… И подобный подход может помочь в решении какой-то частной отдельной задачи, но не поможет в будущем. Если студенты хотят стать хорошими специалистами, они должны учиться сейчас.

— Говоря о зеленоградской промышленности, я еще затрону такой момент: есть ли сейчас работа на «оборонку»? В Зеленограде ведь есть предприятия, которые работают с заказами спецназначения. Вы выпускаете студентов для них, много ли их сейчас?

— Безусловно, все наши специальности высокотехнологичны, а это именно то направление развития, без которого невозможна обороноспособность. В МИЭТе, на нашем факультете, есть НИИ вычислительных систем и систем управления (НИИ ВС и СУ), у которого с оборонной промышленностью очень тесные связи. Другое дело, что у оборонной промышленности тоже сейчас нелегкие времена, но это сотрудничество у нас как было тесным, так и остается, в рамках тех возможностей, которые есть сегодня.

— В этом НИИ ВС и СУ имеют возможность делать исследования аспиранты, студенты?

— Безусловно, там работает очень много студентов и аспирантов и с нашего факультета, и с других факультетов, которые хотят попробовать себя, приходят и работают. И наши связи не ограничиваются только зеленоградскими и московскими предприятиями, это очень широкий круг предприятий, которые продолжают развиваться еще с советских времен.

— Раньше как-то считалось, что оборонная промышленность — это острие технологий, это некоторым образом престижно, хорошие зарплаты, и сам город наш был закрытым. Сейчас кто-то идет по своему желанию работать в «оборонку», именно потому, что это так здорово?

— Человек идет работать, если видит, что эта работа интересная. Почему раньше было так много людей, которые работали на оборонную промышленность? Потому что у нас в стране так было устроено, что очень многие проекты замыкались на оборонную промышленность. Сейчас средств на это выделяется явно меньше, по крайней мере, в процентном отношении по сравнению с советскими временами, поэтому и людей в этом процессе участвует меньше. А работа в оборонной промышленности интересная, потому что эти специальности и направления относятся к области высокотехнологичных, то есть к тому, что сейчас сделали приоритетом в развитии экономики нашей страны.

Госпрограммы и факультативы: «Лаборатории будем развивать, а с МИПами пока не получается — зато у нас есть клубы радиодела, робототехники и исследовательские группы»

— Как раз, поскольку мы коснулись приоритетов страны — расскажите об участии факультета МПиТК в разных госпрограммах развития МИЭТ. Есть программа развития МИЭТа как научно-исследовательского университета. Что она даст именно вашему факультету, его кафедрам? Появятся ли какие-то новые лаборатории?

— Эта программа развития рассчитана на весь институт, она предполагает развитие лабораторий, оснащение их современными средствами проектирования и измерения, современными аппаратными и программными комплексами. Отчасти это уже можно увидеть в лабораториях нашего факультета. Я бы этот вопрос чуть-чуть расширил. У нас хорошие связи с ведущими фирмами в области измерительного оборудования, программного обеспечения, радиотехнических устройств, электронной аппаратуры — с Agilent Technologies, специалистам название этой фирмы очень много говорит, с National Instruments. Agilent Technologies оснастила наши лаборатории современными аппаратными и программными комплексами для учебных целей, для того, чтобы студенты осваивали это оборудование, учились современным подходам в проектировании аппаратуры, а потом приходили на работу и применяли это на практике. А в рамках НИУ, национального исследовательского университета, у нас есть возможность расширить набор этих средств и количественно, и, что самое главное, качественно. Это поможет нам в рамках наших лабораторий поработать с очень многими объектами, которые сейчас проектируются и эксплуатируются в области электроники и радиотехники — промоделировать их, попробовать измерить их характеристики, протестировать. Кроме того, эти фирмы в МИЭТе, в том числе на базе нашего факультета, проводят конференции, — например, фирма National Instruments, — и в рамках этих конференций проходят некие курсы повышения квалификации для специалистов из Зеленограда. Приезжают и специалисты из Москвы, человек по сто, знакомятся с этим оборудованием. Те, кто хочет, могут пройти краткосрочные курсы и получить сертификат от фирмы о повышении квалификации.

— По программе НИУ что-то уже пришло в ваши лаборатории или пока нет?

— Программа только начинается, но мы готовы и свои предложения сформулировали.

— Другая госпрограмма посвящена созданию при вузах малых инновационных предприятий (МИПов), поддержке молодых ученых. Много ли рождается МИПов у ваших аспирантов, студентов, есть такие, или пока сложно об этом говорить?

— Я специально поинтересовался этим вопросом перед интервью: попытки были, но при этом… одного желания развивать в нашей стране такое направление недостаточно. Мы же все сталкиваемся с бюрократическими и прочими какими-то трудностями…

— Значит, попытки были со стороны ребят, но возникли какие-то сложности?

— Да, были попытки создать МИПы в области программирования. Предложения были, но от предложения до реализации… Может быть, они еще реализуются.

— В МИЭТе есть клубы для студентов, кажется, как раз близкие к специальностям МПиТК. У нас в студии не так давно были ребята из Студенческого клуба робототехники, есть еще Клуб радиолюбителей МИЭТ…

— Совершенно верно. Это еще один из вариантов, как студенты могут реализовать свои возможности, с одной стороны. С другой стороны — это первый шаг к тому, чтобы повысить свой уровень, а потом начать заниматься более серьезно любимым на данный момент делом. И тот, и другой кружок, о которых вы говорите, пользуются популярностью в МИЭТе. Радиокружок находится на кафедре МРТУС нашего факультета, а робототехника чисто формально «прописана» на факультете ЭТМО, но очень много студентов нашего факультета тоже участвуют там в разработках. Я хотел бы сказать еще об аппаратно-программных комплексах — студенты сталкиваются с ними, начиная изучать общие профессиональные дисциплины на втором-третьем курсах. И, могу судить по своему опыту, у некоторых из них возникает желание прийти и поближе с этим познакомиться, возможно, у них уже есть какое-то видение того, что это им поможет в будущем. И мы всегда идем навстречу, показываем, даем вначале вводный курс, а потом они могут взять какую-то задачу и проводить исследования в небольшой группе. Это им оказывает очень большую помощь.

— Значит, факультативно можно заниматься не только робототехникой и радиоделом?

— Да. Вот я вчера был на отчетном заседании студсовета нашего факультета — студенты сами, в рамках студсовета, организуют некие группы, которые изучают и подобного рода аппаратно-программные комплексы, изучают факультативно некоторые предметы… то есть это даже не навязывается им сверху, это их желание.

— ГЛОНАСС или какие-то сети связи последнего поколения они там не изучают?

— На некоторых кафедрах у нас ведутся разработки по ГЛОНАСС и сетям связи новых поколений.

— Вы — новый декан факультета МПиТК, пришли на эту должность только в сентябре этого года. Что бы вы хотели и собираетесь привнести нового на факультет?

— Мы начали беседу с того, что факультету исполняется сорок пять лет. Более 10 тысяч специалистов выпущено за это время, и большинство из них нашли хорошее, достойное место в жизни. Есть хороший повод, чтобы поблагодарить всех, кто работал на факультете — и деканов, и руководство МИЭТа, от которого факультет всегда получал помощь, и профессоров, преподавателей, учебно-вспомогательный персонал. Все они причастны к тому, что наши выпускники не жалеют о том, что они закончили МИЭТ и наш факультет, получили хорошее образование. И, в свете вашего вопроса, своей главной задачей я вижу продолжать развивать то хорошее, что было, чтобы оно не потерялось, и чтобы, самое главное, студенты, закончив наш факультет, приводили бы потом сюда своих детей и говорили бы спасибо тем преподавателям, которые сейчас их учат.

— Ваши первые впечатления от работы в должности декана? Вы же административной работой раньше не занимались?

— Да, это сложно… Конечно, это ответственность. Хочу поблагодарить и коллег, и сотрудников, с которыми я работаю, и руководство института, ректора, и конечно же моих предшественников, которые оказывают мне поддержку. А пока это гора ответственности, которая на плечи свалилась, вот такие сейчас ощущения.

Елена Панасенко / Zelenograd.ru, 22.11.2010