МИЭТ

Национальный
исследовательский
университет

Орден трудового красного знамени
Рейтинг QS
Интервью с деканом факультета ЭТМО д.т.н., профессором В.М. Рощиным 12.11.2010

Интервью с деканом факультета ЭТМО д.т.н., профессором В.М. Рощиным

Прослушать:
В студии Zelenograd.ru Владимир Рощин, декан факультета Электронных технологий, материалов и оборудования (ЭТМО).

Доктор технических наук, профессор Владимир Михайлович Рощин стал деканом недавно, в октябре этого года — он выпускник-«краснодипломник» МИЭТа 1986 года, работал на кафедре Специальных материалов микроэлектроники, затем стал профессором кафедры Материалов и процессов твердотельной электроники, а также заместителем декана ЭТМО. Новый декан — не новый человек для факультета, и к тому же успешный ученый, возглавляющий научное направление «Технология сверхтонких пленок и наногетерогенных структур металлов и диэлектриков». И мы беседуем о разнообразии специальностей на факультете ЭТМО, об их популярности и перспективах для выпускников, а также о «новой жизни» и заботах декана.

— Владимир Михайлович, представьте, пожалуйста, ваш факультет и его направления обучения.

— Наш факультет — третий из технических факультетов МИЭТа, если выстраивать их по приоритету, по количеству обучающихся студентов и, в том числе, по интересу, который проявляют абитуриенты при поступлении в институт. У ЭТМО есть небольшое отличие от двух «старших» факультетов, МПиТК и ЭКТ: у нас представлен более широкий и разнообразный спектр специальностей, по которым мы готовим наших студентов. Причем спектр настолько широкий, что иногда даже возникают проблемы с согласованием учебных планов, нагрузки, лекций и других видов деятельности. Это связано с тем, что направления подготовки у нас достаточно разноплановые. Первое, — я считаю, достаточно основное и центральное, — это подготовка специалистов в области электроники и наноэлектроники, по этому направлению у нас специализируются две группы. Следующее направление — управляющие системы, кафедра Систем автоматизированного управления и контроля готовит специалистов в области автоматизации различного технологического оборудования. Есть направление, которое возглавляет кафедра Микроэлектроники — это разработка электронно-вычислительных средств. Еще одно направление — направление экологической безопасности, сейчас это называется техносферной безопасностью, по нему мы готовим специалистов в области проблем экологии.

— Для МИЭТа экологическая безопасность — это новое направление?

— Мы уже более десяти лет готовим специалистов в этой области, но, если сравнить с историей факультета, то новое. Появление этой специальности стало актуальным в конце 90-х годов, когда в нашей стране начались экологические проблемы, о них стали говорить. И еще одно наше направление, которое возникло позже экологии — это управление качеством. По инициативе профессора нашего факультета Гулидова была организована кафедра Системной среды качества, и уже лет десять мы готовим специалистов в этой области. Я считаю, что в наше время это достаточно актуальная специальность — сейчас товаров, продуктов и услуг стало много, и необходимы специалисты, которые четко могли бы разграничить их по соответствию предъявляемым требованиям или стандартам.

Электроника и наноэлектроника: с уклоном в материаловедение

— Давайте остановимся немного подробнее на каждом из направлений. Электроника и наноэлектроника — этому же учат и на других факультетах МИЭТ? В чём разница, чем отличаются ваши специалисты?

— Да, факультет ЭКТ тоже готовит специалистов по этому направлению. Наши специалисты отличаются тем, что уклон в их подготовке сделан больше в сторону материалов и технологий материалов. Все приборы, полупроводниковая аппаратура, наноэлектронные изделия предполагают не только функционирование на основе каких-то физических принципов — важны и материалы, которые используются для их производства.

— Значит, у вас больше уклон в химию, наверное? Материаловедение — это химия?

— Я бы не сказал, что материаловедение — это в чистом виде химия, пожалуй, химия это более фундаментальная наука, как, впрочем, и физика, и математика. Материаловедение — это прикладная отрасль знаний, которая как раз и рассматривает технологии изготовления материалов, их свойства, зависимость этих свойств от предшествующей обработки, от технологической последовательности изготовления материалов. Я считаю, что это тоже важная отрасль, особенно в области электроники и наноэлектроники, потому что без материалов, без конкретных свойств объектов мы никуда не сдвинемся.

— Как раз недавно у нас было интервью с Борисом Георгиевичем Грибовым, генеральным директором зеленоградского НИИ Особо чистых материалов — он проводил у нас «ликбез» по истории и современному состоянию материаловедения для электроники. Что вы можете добавить о современности, какие новые направления материаловедения у вас развиваются, какие исследования, может быть, проводят студенты старшекурсники, аспиранты? Чем можно привлечь нынешних школьников, что им можно рассказать, чтобы они поняли — да, нужно идти именно на ЭТМО?

— Вы очень правильно сделали, что взяли интервью у академика Грибова, я очень уважаю этого специалиста, он был оппонентом моей докторской диссертации, поэтому, если есть возможность, я передаю ему привет и благодарность за то, что он был одним из людей, которые сформировали мое научное направление. Что касается использования новых материалов применительно к современным проблемам электроники и наноэлектроники, хочу сказать, что сейчас основное направление исследований связано с тем, как зависят свойства материалов от характеристических размеров -кристаллитов, кластеров, частиц. Установлено, что свойства материалов определяются не только их химическим составом и структурой, но и тем, из частиц какого размера состоит материал. Оказывается, что один и тот же материал, будучи представлен в разных видах, обладает разными свойствами.

— Всем известно, что нынешний графен, за исследования которого недавно присуждена Нобелевская премия — это одномолекулярный слой графита, который имеет совершенно выдающиеся свойства. Вы об этом говорите?

— Да, конечно, свойства таких объектов уникальны, но, на мой взгляд, уникальность их связана с тем, что мы сейчас до конца не знаем их свойств. Их измерение представляет определенную трудность. Я думаю, что когда мы все это исследуем, изучим, этот материал перестанет быть уникальным — но к тому времени появятся другие материалы, которые будут уникальными и потребуют соответствующих исследований и разработок.

— В общем, ваши студенты могут открыть для себя весь спектр того, что можно изучать в новых направлениях?

— Да, конечно. Наши преподаватели, естественно, в своих лекциях об этом рассказывают — при чтении соответствующих курсов, которые как раз охватывают технологии новых материалов, технологии наноструктурированных материалов.

— Значит, на факультет ЭТМО нужно идти, чтобы научиться открывать и исследовать что-нибудь подобное графену?

— Да, только для этого нужно, конечно, иметь какую-то научную и учебную базу, чтобы воспринимать материал, который наши преподаватели излагают на лекциях. Основная задача выпускающих кафедр нашего факультета — это формирование специалистов, а закладка базовых знаний по физике, математике, по гуманитарным наукам — это прерогатива общеинститутских кафедр, основа закладывается там на первых курсах. Поэтому студентам хотелось бы пожелать, чтобы они понимали: учеба в институте — это не первый-второй или четвертый-пятый курс, это все пять курсов, ну, или четыре со следующего года, по плану подготовки бакалавров. Учебе надо отдавать все время, и на протяжении всего обучения в институте надо стараться и прилагать максимум усилий, только тогда получится хороший специалист, который может себя найти в этой жизни.

— Такой призыв к студентам: не валять дурака на первых курсах, заниматься так же хорошо, как и при уже выбранной специальности…

— Да, не только на первых, но и на более старших курсах.

— Борис Георгиевич Грибов рассказывал нам о сегодняшнем состоянии отечественной отрасли производства материалов для электроники. Скажите, ваши выпускники находят себе применение в России, или сейчас все здесь в некотором упадке? Чем они идут заниматься после из института, они находят работу по специальности?

— Вы знаете, здесь все зависит от самого студента, от того, для чего он пошел в институт. Если он пошел за дипломом, я думаю, он найдет себе работу там, где этот диплом пригодится. Если он пошел в институт, на наш факультет для того, чтобы действительно стать специалистом в этой области — то он и работу себе в этой области найдет. Может быть, в соответствии с современными реалиями работа этого специалиста будет не так высоко оплачена, как, допустим, аналогичного специалиста за рубежом или специалиста в другой области у нас в России, но работу по специальности можно найти всегда. Я считаю, здесь все зависит от самого студента и от того, какие у него цели и мотивы в жизни.

— Уезжают ваши выпускники за рубеж, специалисты по материаловедению?

— Вы знаете, сейчас уже в гораздо меньшем объеме, чем раньше, но, если поставить себе цель и иметь желание уехать работать за границу, например, в Европу — я думаю, это осуществимо. У нашего института есть очень плотные контакты с европейскими исследовательскими центрами, туда можно поехать на стажировку, будучи студентом или аспирантом, и если там себя хорошо зарекомендовать перед зарубежными специалистами, я думаю, нашего выпускника с удовольствием оставят там для работы.

Декан факультета ЭКТ Михаил Георгиевич Путря рассказывал нам об учебных центрах факультета ЭКТ, которые созданы в МИЭТе совместно с зарубежными компаниями. На вашем факультете не будут ли создаваться подобные лаборатории или учебные центры со специализацией в области материаловедения? Наверное, за рубежом в этом направлении делается много всего передового, есть кому прийти в МИЭТ подобно компаниям Cadence и Synopsys, которые занимаются в МИЭТе подготовкой специалистов в области проектирования микросхем?

— Да, конечно. Но здесь надо еще помнить о том, что наш факультет достаточно разноплановый по направлениям подготовки. Если брать конкретно то, что связано с микро- и наноэлектроникой, то этим занимается кафедра Микроэлектроники, и там есть большой учебный центр компании Mentor Graphics — это крупная фирма, которая занимается разработкой оборудования и программного обеспечения для изготовления электронно-вычислительных средств, в частности, печатных плат, систем-на-кристалле. Это совместный центр, и когда ребята идут в магистратуру, они обучаются там на специализированном оборудовании, с использованием специализированного лицензированного программного обеспечения и становятся специалистами, которые могут быть трудоустроены, в том числе, и в зарубежных фирмах. Но следует помнить о том, что европейские фирмы-производители, исследовательские фирмы, размещают свои производства сейчас, как правило, не в Европе. То есть студент должен четко себе представлять…

— Что у него есть перспектива скорее уехать работать в Юго-Восточную Азию?

— Совершенно верно. Чтобы попасть в исследовательские европейские центры и остаться там работать, надо быть очень талантливым человеком. А если просто работать по профилю и по направлению, то это может быть и одно из подразделений фирмы где-то в странах Азии.

Экология: «Готовим не только специалистов для производства, но и просто людей для жизни — мы ведь что-то едим, что-то пьем, чем-то дышим…»

— Расскажите о направлении экологии — насколько охотно идут на него студенты и кем становятся выпускники по этому направлению?

— Немного поясню: у нас зачисляется на факультет в соответствии с планом приёма 150 человек, и на первом курсе у нас еще нет разделения на специальности — оно происходит после полутора лет обучения. Распределение по специальностям на факультете рейтинговое, то есть за эти полтора года учебы составляется рейтинг студентов по успеваемости, и те, кто находится в верхних строках рейтинга, имеют право выбора специализации.

— И насколько охотно они выбирают экологию?

— Выбирают. Я так думаю, в среднем по этому направлению у нас 1,5 человека на место. И еще следует заметить, что спектр наших специальностей довольно широк, но на каждую специальность формируется всего лишь по одной группе: одна группа по экологии, одна группа по системам автоматизированного управления, одна группа по системам качества. Исключение — две группы по специальности электроника и микроэлектроника, но вы правильно отметили, что по этому же направлению осуществляет подготовку специалистов факультет ЭКТ. Сейчас мы уже фактически закончили формирование пакета документов для открытия на ЭТМО новой специальности, которая как раз и будет называться «Наноматериалы» — мы бы хотели, чтобы эти две группы специалистов выпускались у нас по этому актуальному направлению, потому что материалы, на мой взгляд, это основа всей экономики.

— Если вернуться к экологии — куда идут работать выпускники этой специальности?

— Тут, опять же, все зависит от студента. Если он хочет получить диплом ради диплома, то вряд ли он пойдет работать в эту область. А вообще она предполагает достаточно большой спектр возможностей: начиная от экологической милиции, где тоже трудятся наши выпускники, и кончая достаточно крупными предприятиями, на которых есть определенные вредности в производстве, там наши специалисты занимаются мониторингом и контролем территории, производства и сопутствующих технологических процессов, которые могут приводить к каким-то экологическим катастрофам разного уровня. Следить за деятельностью предприятия с точки зрения сохранения нашей природы, нашего окружающего мира — это важно.

— В Зеленограде еще остались производственные предприятия, которые нуждаются в специалистах-экологах?

— Да, это наши крупные предприятия, которые занимаются микроэлектронным производством.

— Туда и берут ваших выпускников — прежде всего они работают в отрасли микроэлектроники? Или они могут работать, скажем, на атомных станциях?

— Конечно. Подготовка специалиста ведется так, что за кратчайшее время он может применить себя, свои знания, навыки и умения в достаточно широких областях, начиная от электронного производства и кончая другими производствами — на атомных станциях, на сталелитейных предприятиях, например. На любых предприятиях, которые потенциально могут нанести ущерб окружающей среде.

— Ваш факультет активно участвует в проведении научно-практической конференции для школьников, «Творчество юных» в МИЭТе, в работе секции химии и экологии этой конференции. Как вам юные участники этой конференции — вы наблюдаете, какие школьники подрастают, насколько они интересуются экологией?

— Вы знаете, я участвовал в этих конференциях в составе жюри и считаю, что интерес нашей молодежи к экологическим проблемам очень большой — именно у школьников, причем школьников не только выпускных классов, а начиная с 8-9 класса. Они делают очень интересные доклады, посвященные разным аспектам как воздействия окружающей среды на человека, так и воздействие окружающей среды на растения, на животных. Я считаю, что если наша молодежь стала интересоваться экологическими проблемами, то, наверное, в ближайшее время у нас должны произойти какие-то сдвиги в деятельности наших предприятий, нашей экономики в сторону сбережения того, что нас окружает. Европа пришла к этому раньше, чем мы. У нас специфика другая, наверное — много земли, много воды, поэтому это нас пока не беспокоило. Но наступает такое время, когда на это уже надо обращать внимание. И очень хорошо, что на это обращает внимание подрастающее поколение.

— А школьная подготовка по химии, по физике — она позволяет сейчас школьникам иметь серьезные знания, или все-таки уровень знаний упал, им тяжело делать какие-то научные доклады, тяжело поступать к вам?

— Действительно, если брать ситуацию в среднем, то уровень преподавания химии в школах существенно снизился. Причин здесь несколько: отсутствие достаточного количества педагогов, отсутствие пополнения педагогического коллектива новыми, молодыми кадрами, подготовки учителей по химии. И, наверное, как следствие, у школьников формируется своеобразное отношение к химии, даже порой возникает некое отторжение. Я считаю, это неправильно. Потому что если физика — это законы мироздания, то химия — это фактически то, что нас окружает, начиная от жизнедеятельности человека и растений и кончая производством тех товаров, которые мы используем в своей жизни. Я бы и для наших студентов увеличил глубину изучения химии, потому что мы готовим специалистов не только для производства. Мы готовим людей для жизни. Я считаю, что если человек будет на приличном уровне знать физику, химию, ему в этой жизни будет легче. Мы ведь что-то едим, что-то пьем, чем-то дышим…

— Да, это очень актуальный вопрос — что мы сейчас едим. Это надо хорошо понимать :)

— И разбираться в этом, я считаю, должен любой человек. Я считаю, что мы, преподавательский состав, стараемся сделать максимум для того, чтобы выпускать не только подготовленных специалистов для каких-то отраслей производства, но и просто людей, адаптированных к этой жизни — которые могли бы разобраться в том, что может привести к негативному воздействию на их здоровье. Я считаю, что это важно. И здесь, конечно, более сбалансированное изучение химии в школе нам бы очень помогло.

Управление качеством: популярная специальность не только для электроники

— Еще одно ваше направление — это управление качеством. Имеется ввиду общее понимание управления качеством, которое не относится конкретно к электронике, материаловедению или экологии?

— В принципе, да, это более широкое направление. Упор, конечно, делается на управлении качеством именно микро-наноэлектроники, но, понимаете, есть набор базовых дисциплин и основных принципов, на которых строится любая система качества. Поэтому какая-то доводка специалиста в области микро-наноэлектроники, конечно, существует, но человек, который получил диплом инженера, бакалавра или магистра в области управления качеством, может за очень короткий срок перестроиться фактически на любой тип производства, будь то материальное производство или оказание услуг. То есть, здесь очень высокая возможность вариативности, поэтому говорить о том, что мы готовим специалистов только в области микроэлектроники, нельзя. Выпускать 20 специалистов в год, которые будут занимаются качеством в микроэлектронике — это многовато для Зеленограда, а 20 специалистов по качеству вообще, которые понимают в этой области и готовы в ней работать — это, может быть, и мало даже. А может быть, и достаточно.

— С 90-х годов многие отечественные предприятия регистрируют соответствие уровеня качества своего производства, своей деятельности стандартам ISO 9000 (серия стандартов ISO, которые применяются при создании и совершенствовании систем менеджмента качества организаций — Zelenograd.ru) — вы как раз этому учите, в том числе?

— Конечно, это как раз цель подготовки наших специалистов — дать специалиста, который может прийти на любое производство, в любую фирму, которая занимается выпуском продукции, и помочь ей соответствовать тем стандартам и требованиям по качеству, которые сейчас предъявляются. Ведь выпустить на рынок свою продукцию можно, но будут ли эту продукцию покупать, если она не соответствует требованиям по качеству? Вот как раз организовать производство, организовать сертификацию продукции — это задача наших специалистов.

— Значит, ваши специалисты в области качества — востребованы, и даже, наверное, не на низких зарплатах работают?

— Да, причем студенты, которые обучаются у нас по этой специальности, уже с 3-4 курса начинают работать в фирмах. Процент трудоустройства по специальности на этом направлении очень высокий.

— Сама специальность «Управление качеством» популярна?

— Да.

— А какая наименее популярная специальность у вас сейчас?

— Самая менее популярная специальность — Электроника и наноэлектроника.

— Несмотря на Нобелевскую премию за графен и все новые научные исследования в этом направлении?

— Да.

«Факультет ЭТМО — это самое большое разнообразие специальностей в МИЭТе, но у нас остро стоит вопрос с успеваемостью…»

— Наше интервью, возможно, будут слушать школьники и их родители. Вот кому вы посоветуете идти на факультет ЭТМО — тем, кто любит физику, химию? Вообще химия не сдается у вас в качестве экзамена? Раньше ведь ЭТМО был Физико-химическим факультетом МИЭТ?

— Нет, химия не сдается при поступлении. Физико-химическим — да, причем он получился объединением двух факультетов МИЭТа… Если чуть-чуть вдаться в историю, то изначально МИЭТ задумывался как вуз, который будет готовить специалистов во всех областях микроэлектроники. Изготовление оборудования — это факультет электронного машиностроения (ЭМ), изготовление и обработка материалов — физико-химический факультет (ФХ), разработка и изготовление приборов — физико-технический факультет (ФТ), и, собственно, финишный этап, изготовление электронно-вычислительных устройств — это факультет микроэлектронных приборов (МПиТК). Первоначально, когда в 1966 году был образован вуз, факультет ЭМ и факультет ФХ были объединены в один факультет. Когда стало понятно, что надо готовить достаточно большое количество специалистов и в области электронного машиностроения, и в области материалов, тогда эти факультеты разделили. А в 90-е годы в силу ряда обстоятельств потребность в таких специалистах, в том их количестве, в котором они выпускались, отпала. Тогда МИЭТ в 2000 году вновь объединил эти два факультета. Потом возникла необходимость в открытии новых специальностей — «Техносферная безопасность», «Управление качеством», — и так получилось исторически, что эти специальности были отнесены к нашему факультету. Поэтому сегодня у нас такой большой спектр специальностей и качественное их различие, хотя ЭТМО самый маленький, фактически, из технических факультетов — мы принимаем 150 человек по сравнению со 180 на ЭКТ и 225 на МПиТК.

— С кем вы конкурируете из вузов, которые тоже обучают вашим специальностям? И насколько часто школьники выбирают вас или какие-то другие московские вузы? Я даже затрудняюсь назвать каких-то очевидных ваших конкурентов…

— Поэтому у вас и возникает такое затруднение — все-таки абитуриент прежде всего выбирает вуз, а потом уже он выбирает специальность в этом вузе. Вот на этот взгляд наш факультет, я считаю, более предпочтителен для абитуриентов. Почему? Потому что человек поступил на факультет и у него есть полтора-два года, чтобы определиться, для работы в какой области он хочет себя подготовить и в каком направлении ему дальше работать.

— Достоинство ЭТМО МИЭТ — разнообразие направлений?

— При поступлении у абитуриента нет сразу необходимости жесткого выбора конкретной специальности. Я считаю, что этот возраст, с 18 до 20 лет, или даже с 16 до 19 лет, позволяет сформировать свое мировоззрение и какие-то свои взгляды на жизнь. И тогда уже человек может выбрать непосредственно ту специальность, которая его заинтересует. Ведь если у человека нет интереса изучать какую-то науку, он ее изучать не будет, если нет у него желания стать специалистом в какой-то области — он и не станет. Как раз специализация по направлению подготовки после второго курса и способствует тому, чтобы человек уже осознанно выбрал свое место в жизни, чтобы ему проще было это сделать. Поэтому если абитуриент не знает пока, куда ему надо идти, чем ему заниматься — пусть он идет на ЭТМО, а через полтора года учебы, я думаю, он уже определится со своим призванием.

— Вы совсем недавно стали деканом факультета, и у меня к вам два вопроса по этому поводу. Во-первых, планируете ли вы продолжать заниматься своими научными исследованиями? Я знаю, что ваше научное направление — «Технология сверхтонких пленок и наногетерогенных структур металлов и диэлектриков», то есть, это как раз нанотехнологии? Административная работа позволит не забросить эти исследования?

— Нет, я бы очень хотел продолжить научные исследования, потому что преподавать современные дисциплины без базирования на научных разработках практически невозможно. Если не заниматься наукой, то что рассказывать студентам? Область, которой мы занимаемся — она достаточно мобильная, постоянно возникают какие-то новые материалы, новые направления, это все нужно отслеживать и искать, где бы твои разработки, твои исследования или мысли могли бы быть применены.

— Вы будете читать студентам какой-то учебный курс параллельно с прочей своей работой?

— Я продолжаю читать учебный курс, который называется «Технология материалов микро-, опто- и наноэлектроники». Я, естественно, не буду проводить семинарских занятий, для этого есть ассистенты, но свой курс лекций я не хочу отменять. Я считаю, что студентам полезно это все слушать от меня.

— Как вам должность декана, много ли она отнимает сил?

— Я почти два года был заместителем декана факультета ЭТМО, деканом у нас был Валерий Иванович Каракеян. Да, работа декана непростая, она требует много времени, и не надо забывать о том, что все-таки декан — это человек, который работает с людьми, причем как с преподавателями достаточно широкого возрастного диапазона, так и со студентами. И при этом декан является, скажем так, лицом факультета. Если у преподавателя возникают какие-то вопросы или проблемы, он обращается к заведующему кафедрой или к декану. Если у студентов возникают какие-то проблемы, естественно, они тоже обращаются в деканат. Поэтому направление временных затрат в научной работе и в работе декана, конечно, разное — у декана много времени занимают вопросы, связанные с организацией работы деканата, учебного процесса. Нужно постоянно быть в курсе всех дел и оставаться… достаточно гибким человеком. Студенты приходят разные со своими проблемами, и с каждым найти общий язык, попытаться донести до него, в чем он не прав и что ему надо было бы вообще сделать. Вопрос с успеваемостью на нашем факультете стоит достаточно остро.

— Успеваемость, точнее, неуспеваемость — это основная проблема, с которой приходят студенты к декану, да?

— Да, это острый вопрос. У всех проблемы разные, а следствие этих проблем одно и то же — неуспеваемость. Порой бывает достаточно сложно придумать, каким образом мотивировать студента на то, чтобы он ликвидировал свои академические задолженности — ведь в противном случае его надо исключать из института, а если человек доучился уже до третьего, до четвертого курса, и ему осталось всего чуть-чуть… Нужно попытаться найти с ним общий язык и убедить его в том, что начатое надо закончить и не бросать на половине. Хочется надеяться, что студенты меня понимают.

— И тут приходится становиться психологом, а не только специалистом в наноэлектронике?

— Да, конечно.

Елена Панасенко / Zelenograd.ru, 03.12.2010