МИЭТ

Национальный
исследовательский
университет

Орден трудового красного знамени
Рейтинг QS
Интервью с деканом факультета иностранных языков М.Г. Евдокимовой 16.06.2011

Интервью с деканом факультета иностранных языков М.Г. Евдокимовой

Прослушать:
Интервью с деканом факультета иностранных языков МИЭТа Мэри Евдокимовой. Ведущая Лидия Тарасова. Тема беседы - "жизнь" факультета.

Мэри Георгиевна, прежде чем мы начнем серьезно говорить о вашем факультете, мне хотелось бы, чтобы вы его представили. Какие языки изучают на вашем факультете, кого принимаете, какие специалисты выходят из ваших стен?

— Факультет иностранных языков в МИЭТе существует с 1999 года, и мы организовали факультет, потому что начали сначала давать дополнительную квалификацию студентам МИЭТа. Но после этого мы начали выпускать специалистов. То есть мы начали набирать на специальность «перевод и переводоведение». И с тех пор, а нам уже исполнилось более 11 лет (в 2009 году мы отметили свое 10-летие), мы сделали шесть выпусков. В этом году мы делаем седьмой выпуск. Мы готовим переводчиков по государственным образовательным стандартам, существующим для всех лингвистических вузов. То есть все то, что делают лингвистические вузы, делаем и мы. Мы готовим специалистов, которые могут работать в самых разнообразных областях переводческой деятельности. Это могут быть переводчики художественной литературы, общественно-политической литературы, экономической литературы. Это могут быть переводчики, конечно же, технической литературы, что очень актуально для Зеленограда. Здесь мы очень сильны и стараемся в этом направлении дать студентам все, что может дать технический университет. Однако наши ребята устраиваются в самые разные организации. У меня есть небольшая памятка, в которой я написала, где работают наши выпускники. Они работают на предприятиях города Зеленограда очень широкого профиля, работают в издательствах, на малых, частных предприятиях, на многих совместных предприятиях. Я хочу сказать, то образование, которое они получают, позволяет наряду с переводческими функциями выполнять очень разнообразные функции, которые востребованы сейчас в деловой жизни. Поскольку работодатели хотят, как правило, с одного человека поиметь максимум функций, то наши ребята выступают и в качестве менеджеров, и в качестве маркетологов, и в качестве помощников руководителей, организаторов, пиарщиков. То есть у них достаточно образования, чтобы реализовать себя в полной степени.

Что можно еще сказать? Иногда говорят: «Ваш вуз технический, и, наверное, у вас нет возможности подготовить таких же переводчиков, как, скажем, готовят другие вузы». На самом деле, я считаю, что наше преимущество состоит в том, что мы, учитывая региональные особенности нашего вуза, даем все, что дает общелингвистическое образование, но мы еще усиливаем очень востребованный в современном мире компонент, связанный с новыми информационными технологиями, с высокими технологиями, тем, что касается научной деятельности наших зеленоградских предприятий, производственной и коммерческой деятельности. В процессе опроса, который мы проводим ежегодно, собирая выпускников, спрашиваем, как они устраиваются, насколько они довольны своим образованием. И они говорят, что тот компонент, который мы усилили для них в силу региональных особенностей Зеленограда, позволяет им во многих случаях успешно конкурировать с выпускниками московских лингвистических вузов. Это чистая правда.

Мэри Георгиевна, а что нового сейчас на вашем факультете?

— Нового очень много. Во-первых, мы с 5-летней подготовки специалистов переходим на двухуровневую подготовку, и будем готовить бакалавров в течение четырех лет. Помимо того, что мы готовим и будем готовить переводчиков, с сентября мы начинаем подготовку преподавателей английского языка.

— Учителей в школы?

— Я бы сказала, что во все средние учебные заведения. Бакалавр имеет право преподавать во всех средних специальных, профессиональных учебных заведениях.

Это в колледжах, лицеях, гимназиях?

Да-да. Спасибо, что вы подсказали. Именно так. И мы уже вооружены, если можно так сказать, выше головы. Все, что должен включать учебный процесс по этому направлению, по этому профилю, мы подготовили. У нас абсолютно по всем предметам разработаны учебно-методические комплексы вплоть до того, что уже написаны все конспекты лекций у преподавателей, написаны аннотации курсов, контрольно-измерительные материалы. То есть учебный процесс запрограммирован на четыре года. Мы уже готовых реализовать два профиля, поэтому те абитуриенты, которые в этом году придут, должны будут выбирать между двумя возможностями, хотят ли они быть переводчиками, либо они хотят быть преподавателями иностранного языка.

То есть специализация определяется с самого начала или можно будет определиться в конце?

— Это определяется потом. Это даже не специализация, а профиль. Потому что направление подготовки называется «лингвистика». Получается бакалавр лингвистики. А набор предметов, который вы проходите, определяет некую профильную ориентацию. Поэтому с самого начала мы не хотим делать такие дифференциации. Мы можем записать пожелания ребят, а потом в зависимости от их склонностей, успехов, от стиля мышления, предпочтений мы будем уже выбирать профиль.

И от способностей, наверное, тоже зависит?

— Конечно, в каком роде человек хочет и может использовать язык.

Один склонен к литературе, другой склонен поболтать с кем-нибудь, синхронным переводом заниматься.

— А третий склонен как-то методично преподавать, рассказывать, работать с детьми. Здесь тоже нужны особые способности.

По новой методике степень бакалавра дает возможность заниматься всем тем, чем занимались, когда получали 5-летнее образование? Либо будут какие-то ограничения?

— Виды профессиональной деятельности бакалавра лингвистики прописаны в Государственном образовательном стандарте. Это производственно-практическая деятельность, педагогическая, переводческая, аналитическая, экспертно-консультативная, научная, научно-методическая, планирование организации педагогической деятельности, информационно-поисковой деятельности, участие в разработке форм и методов организации межкультурного общения, научно-исследовательская деятельность и организационно-управленческая.

— Это бакалавр?

— Да. Конечно, все эти направления у бакалавра в какой-то степени ограничены по сравнению с магистром. Есть же еще вторая ступень — магистратура.

Кстати, а для магистров уже нет бюджетных мест? Все места платные? Либо я ошибаюсь?

— Я бы так резко не стала бы говорить, потому что до магистра еще надо дожить, получить степень бакалавра, и нам нужно сделать один выпуск бакалавров. Но надо признаться, что для подготовки магистров у нас тоже все готово.

— Но это только через четыре года вы будете вводить магистра?

— Да.

— Магистрат? Так называется?

— Магистратура. Магистрант, магистерская подготовка. И на каких условиях мы будем вести подготовку магистров лингвистики, я еще сказать не могу. Надо еще до этого дожить.

Скажите, а вот можно после получения степени бакалавра, минуя магистра, поступить в аспирантуру? Либо обязательно нужно пройти эту ступень?

— Думаю, что да. Надо сначала пройти магистратуру.

Только потом можно думать об аспирантуре?

— Да.

Скоро наступит жаркое время, когда ребята закончат сдавать ЕГЭ и начнут подавать заявления. У вас ограничен срок приема заявлений, и как вообще все это будет у вас формироваться?

— По поводу заявлений и всего прочего надо обращаться в приемную комиссию.

— Я понимаю.

— Я сразу ограничиваю свои функции. По поводу того, как и кому сдавать, есть сайт МИЭТа. Совершенно роскошный сайт. Нет, по-моему, ни одного вуза в стране, который бы давал столько информации абитуриентам, сколько дает МИЭТ.

Неужели МГУ не дает столько?

— Представьте себе, что меньше. Я убеждена. Потому что МИЭТ дает абсолютно все ходы, сложности, рассказывает обо всех возможностях, как себя вести…

Во время подачи заявления? Надо как-то особо себя вести?

— Конечно. Сейчас же можно с одним и тем же заявлением поступать в различные вузы.

— В пять, вроде бы я слышала…

— Да, в пять. А в прошлом году было 20 и больше. Количество не было ограничено.

Но как можно проверить, что абитуриент подал заявления в пять вузов? Или это будет как-то проверяться?

— Дело не в этом. Но есть общая база данных.

Наверное, можно будет проверить.

— В наш современный технологический век проблем-то нет. Дело в том, как молодому человеку сориентироваться и выбрать. На последнем этапе поступления, когда уже идет «отрезание хвостов» (прошел — не прошел), очень важно сохранить самообладание, не начать носить документы из одного вуза в другой. Ведь самое главное — это во время принести подлинник. Если вы не хотите расстаться с данным, конкретным вузом, вы должны успеть до какого-то времени, часа «ч» принести подлинник. И здесь начинаю сдавать нервы у родителей, абитуриентов, они начинают бегать, и, мне кажется, часто могут ошибиться в такой ситуации и поступить неправильно. МИЭТ в этой ситуации всегда очень доброжелательно и честно по отношению к абитуриентам раскрывает все эти тонкости. Он никогда не хитрит. Я совершенно четко могу сказать, с полной ответственностью, что МИЭТ никогда не лукавит, никогда не хитрит, информация всегда абсолютно объективная, честная и всегда в пользу абитуриента.

Какие предметы ЕГЭ должны быть сданы, чтобы потом подать заявление на ваш факультет?

— На наш факультет, конечно, надо сдавать иностранный язык, а именно английский.

Только?

— Да. Потому что мы не начинаем обучение основному языку, так называемому первому (а первый у нас английский), с нуля. У нас первый язык английский и второй немецкий. Поэтому нужны ЕГЭ по английскому языку, по литературе и по русскому языку.

А сколько человек вы примите на факультет в этом году?

— Мы примем неограниченное количество абитуриентов, которые к нам придут, но 20 из них будут обучаться бесплатно, а все остальные будут обучаться за деньги.

Почему у вас только английский и немецкий? А французский, испанский? Таких языков нет?

— У нас есть и французский, и испанский.

Просто вы сказали, что первый английский, а второй немецкий. Эти языки пойдут уже третьими?

— В рамках государственного стандарта для бесплатного обучения предусмотрены два языка. Вуз у нас достаточно маленький, и набираем мы не очень много абитуриентов, и французский язык все-таки меньше востребован. Да и немецкий тоже. То есть, когда встает вопрос выбора, какой язык выбирать, то люди понимают, если владеешь английским и вторым немецким, то остальные языки можно уже добрать на платной основе в рамках наших же дополнительных курсов. У нас огромная сеть возможностей добрать любой язык.

— Это параллельно идет на факультете?

— Да. У нас факультет состоит не только из кафедры, но и из школы иностранных языков. В рамках школы иностранных языков у нас масса курсов. У нас 16 направлений подготовки. Быстро перечислю, если можно.

Почему быстро? Если будете быстро говорить, никто ничего не запомнит.

— Хорошо. Тогда я скажу медленно. Первое — английский язык для международных академических связей. Это интенсивный курс, если вы хотите обучаться в каком-то университете, и вам недостаточно языка.

То есть на эти курсы может поступить любой студент технического факультета. Это не обязательно ваш студент. Да?

— Да. Это очень важно. Наш факультет является не только выпускающей структурой, но еще и общеобразовательной. Поэтому у нас компонент подготовки занимает большое место. То есть мы поддерживаем студентов других факультетов и даем им возможность получить дополнительную квалификацию.

Мы предлагаем язык международного туризма не только нашим студентам, но и всему городу. Если, например, вы наметили поездку в зарубежную страну и чувствуете, что вам будет тяжело общаться, а вам нужно за короткий срок подготовить язык повседневного общения, то мы такой язык международного туризма предлагаем.

— И какой срок обучения?

Где-то 50 часов. Но у нас все программы поострены так, что если собирается группа, у которой есть определенные цели, задачи и ограничения, то мы учитываем их пожелания. То есть, как группа закажет, так и будет.

У нас есть курс референтов-переводчиков. Это серьезный курс, подготовка идет в течение двух лет. Здесь могут обучаться студенты разных факультетов и стать референтами-переводчиками. Это тоже очень серьезная вещь, дополнительная специализация.

На отделении переводчиков (это еще одна структура) мы готовим переводчиков в сфере профессиональной коммуникации. Это тоже два года, но более серьезный курс. На самом деле по поводу всех этих направлений подготовки очень подробно написано у нас на сайте. У нас есть специальный сайт в рамках миэтовского сайта.

— Вашего факультета?

— Да. Там внизу есть такие флажки-бейджики, и время от времени там выскакивает английский флаг. И нажав на этот флаг, можно попасть в целый мир нашего факультета, где абсолютно, подробнейшим образом все расписано, даны все телефоны.

Из других направлений есть «повседневное деловое общение», «переводческая скоропись», «французский язык», «немецкий язык», «гид-переводчик». И, конечно же, подготовительные курсы для поступления на наш факультет. Причем, подготовительные курсы по английскому, русскому языкам и литературе. То есть подготовка к ЕГЭ. Но не только. Вы можете придти к нам, не имея намерения поступать в лингвистический вуз и не имея намерения поступать именно к нам.

— Можно в любой гуманитарный?

— Да. Что можно еще сказать? Все курсы у нас построены по принципу лабильности, адаптивности и модульности. То есть модули можно перекомпоновать в зависимости от пожеланий слушателей, которые к нам пришли. Можно некоторые модули убрать, некоторые добавить, можно немного изменить акценты в содержании в зависимости от того, чего хотят слушатели. И, естественно, эти курсы носят адаптивный характер.

Я как раз хотела спросить по поводу уровня подготовки перед этими курсами.

— Естественно, учитывается исходный уровень подготовки. Во-первых, идет дифференциация всей группы, причем каждого человека-слушателя, будь то абитуриент, или студент, или человек уже взрослый с высшим образованием, или без оного.

— Или просто домохозяйка.

— Да. То есть идет адаптация к естественным запросам. Ведь мы же находимся в рыночной среде. Поэтому и мы — не исключение. Запросы заказчика — превыше всего.

Какие предметы изучают на вашем факультете?

— Предметов очень много. Они все соответствуют стандарту. Но хочу сказать, что у нас очень много предметов на выбор. У нас есть гуманитарный цикл, социально-экономический цикл, естественнонаучный цикл, профессиональный цикл. Профессиональный цикл разнится в зависимости от того, какую из ветвей выберет студент. Например, будет он переводчиком, или будет он преподавателем.

Все-таки какая-то специализация идет на старших курсах?

— Обязательно. Если, например, вы выбрали направление «теория и методика преподавания иностранных языков», то там у вас будет наряду с другими, многочисленными общими для всех предметами общепедагогическая антропология, методика преподавания иностранных языков, информационные технологии в обучении иностранным языкам и т.д. И по выбору вы можете изучать историю методики, историю педагогики, автономность обучаемого, способы формирования самостоятельной работы, ли современные методы тестирования по иностранному языку, или подготовку к сдаче иностранных сертификатов (к получению международных сертификатов). Вот такие курсы у нас будут для будущих преподавателей. Очень современные. Это также может быть профориентационная работа в школе, программированное обучение и т.д. Если вы ходите стать переводчиком, то у вас будут совершенно другие предметы. Например, теория перевода, основы теории второго или первого языка, практический курс перевода. И разные виды специального перевода: юридический, технический, экономический.

То есть, конечно же, учитывается направление подготовки, в смысле профиль.

Скажите, а может так получиться, что пришли к вам студенты на первый курс, прошли его (общие предметы). Я знаю, что даже математика у вас есть. А потом вы предлагаете им такие курсы. И вдруг 50% хотят быть переводчиками, а 50% — преподавателями. А на остальное никто не хочет идти. Такое возможно, или вы все-таки стараетесь их как-то распределить по курсам?

— Вы знаете, мы еще только в преддверии решения этого вопроса. Конечно, может сложиться ситуация, что все выберут один профиль.

Вот. И что делать другим вашим специалистам?

— Ничего. У нас специалисты все одни и те же. К сожалению, их не так много, поэтому горевать мы не будем, а будем учить тому, что востребовано больше.

Даже не столько востребовано, сколько имеющееся желание у ребят. Потому что часто их желание не совпадает с тем, что востребовано. Это тоже бывает.

— Если уж на то пошло, могу сказать, что учиться у нас интересно очень.

А вот расскажите, чем интересно? Кроме лекций, что-то у вас еще есть на факультете?

Во-первых, у нас блестящие преподаватели, 50% из них имеют ученую степень. За время становления факультета они так выросли, и вообще отношение к работе у них очень творческое. Мы всегда работаем с удовольствием, стараемся привнести что-то новое в учебный процесс, и это чувствуется. Я хочу сказать, что те, кто учится на нашем факультете, вырастают, у них открываются глаза. Изучение любого языка — это познание мира. Изучение двух языков (немецкого и английского) в аспекте межкультурной коммуникации — это очень интересно. И люди, которые начинаю целенаправленно расти, то вырастая, понимают, что они открыли для себя новый бесконечный мир. И им, конечно, интересно учиться. Но это одно. Кроме того, у нас очень интересная воспитательная работа. У нас много всего происходит на факультете. У нас проходит много конкурсов, например, конкурс на лучший перевод устный и письменный. У нас проходит много конференций и для технарей, и для экономистов, и для наших лингвистов. Мы проводим замечательные посвящения в студенты.

Это сразу в год поступления, или когда они немного поучатся?

— Посвящение в студенты проходят прямо, как они пришли. День первокурсника — это отдельное мероприятие. У нас есть общеинститутская газета «Инверсия», в которой очень много интересного, в ней можно заниматься литературным творчеством и на русском, и на английском языках. Туда даже можно писать статейки на английском. Главный редактор газеты — наш выпускник из первого выпуска. Кстати, скоро защищает кандидатскую диссертацию. У нас еще есть своя собственная настенная газета.

— Стенгазета?

— Да. А еще у нас очень хорошее самоуправление. Есть студсовет, в нем все активно работают, все вопросы решаются, развито кураторство. Одним словом, у нас профессиональная семья. Действительно, очень интересно. И потом видны наши студенты в вузе. Они помогают другим кафедрам, другим факультетам. Они делают переводы, они проходят практику на многих кафедрах. Некоторые из них остаются работать у нас. Сейчас у нас работают два наших выпускника.

— На факультете?

— Да. Так что все довольны.

Скажите, а на каком уровне у вас техническое оснащение? Я имею в виду, есть ли у вас лингвистические залы? Как у вас учат язык? Расскажите о технологии.

— Спасибо за вопрос. Могу очень много об этом сказать. Есть даже свежая информация. Во-первых, мы традиционно именно этому вопросу уделяли большое внимание. И даже не потому что мы — технический вуз, а просто так сложилось, что мы много занимались техническими средствами обучения еще тогда, когда не было еще факультета, а была только кафедра. Мы занимались ТСО, мы занимались фильмами. Как только появились компьютеры, мы стали заниматься ими. Короче говоря, мы тут на уровне. У нас есть очень хороший компьютерный зал, у нас есть замечательные компьютерные программы, которые мы пишем сами. У нас есть общеинститутская система обучения, для которой мы тоже делаем тесты и помещаем все туда. У нас прекрасный сайт, на который мы, простите, вываливаем все, что есть для студента. То есть студент, сидя дома, может найти там все: материалы для курсовых работ, тексты зарубежных произведений. Все, что нужно студенту для того, чтобы он учился, есть на этом сайте.

Помимо прочего, мы повышаем квалификацию в этом направлении. Не далее, как с 15 числа, мы запустили факультет повышения квалификации силами МГУ для нас. Мы попросили преподавателей, профессоров Московского государственного университета факультета иностранных языков и регионоведения поделиться своими знаниями с нами в области перевода и переводоведения, с одной стороны, а с другой стороны, в области использования информационных коммуникационных технологий в обучении иностранным языкам. Там у нас есть некий очень сильный аспект, которым они владеют. И сейчас наши преподаватели в количестве 12 человек занимаются там.

Как раз сейчас появилось свободное время.

— В июне, специально так было запланировано. Институт заплатил, слава Богу, и мы повышаем квалификацию. Все очень довольны, узнали много нового, открыли целый мир, целые пласты залежей информации, готовых уже для преподавания. Потом там есть некоторые вещи, которые можно брать и, скажем, создавать мультфильмы самостоятельно для обучения иностранному языку.

— Откуда брать? Я не поняла.

— Я имею в виду, что есть сайты, на которых есть разработанные инструментарии, какие-то заготовочки.

И из них можно делать?

— Да.

— И озвучивать?

— Да, и озвучивать. И использовать то, что сделали другие люди, и добавлять свою информацию.

— И это все на каком-то языке?

— Естественно. На любом. На каком сделаете, на таком и будет.

На русском-то нет смысла на вашем факультете.

— Ну почему? Если обучать литературе, то там будет и русский язык. Мы ведь обучаем и истории литературы. Но в основном речь идет об обучении английскому.

Скажите, а у вас есть связи с предприятиями, которые с вами сотрудничают и хотят взять ваших ребят к себе на работу? Такое практикуете? Я имела в виду, обеспечиваете ли вы хотя бы часть выпускников работой?

— Мы такую задачу не ставим, потому что наши выпускники в этом не нуждаются. Мы не всегда можем их обеспечить той работой, которая отвечает уровню их притязаний. Как правило, уровень их притязаний выходит далеко за рамки того, что мы с вами можем представить. Поэтому они обычно сами устраиваются. Что касается организации практики, то мы, конечно, уже имеем наработанные связи, и руководители многих предприятий в Зеленограде охотно берут наших выпускников. Но не могу сказать, что берут массово. Ведь им не надо, чтобы пришло, скажем, десять человек. Они, как правило, нацеливаются на одного человека, который с ними работает в студенческие годы, уже наработал некий материал, имеет какие-то контакты, опыт. Вот того человека они и берут, но это уже происходит независимо от нас.

Как вы ожидаете, большой конкурс будет в этом году? По вашим прикидкам, потому что каждый год по-разному бывает.

— Трудно сказать. Мы сейчас находимся в так называемой демографической яме. Лингвистических вузов в Москве очень много, и мифы о том, что в Москве учат лучше, чем у нас, распространены. Есть вузы, в которых действительно есть колоссальные традиции, но в конечном итоге все зависит от преподавателей.

— И от студента тоже.

— И от студента. Сейчас уровень подготовки учебно-методических комплексов таков, и уровень обмена информацией настолько силен, что нет смысла тратить пять часов в день (это реальная цифра, я не фантазирую), чтобы добраться до какого-то московского вуза.

Ведь занятия-то начинаются в 9 утра, да?

— У нас-то да. По-разному везде.

И чтобы к 9.00 приехать, когда же надо выезжать?

— Это большая нагрузка на организм. Я не знаю, как будут принимать решение наши абитуриенты, потому что народу сейчас не очень много поступает, меньше чем обычно. И, может быть, все они устремятся в Москву. Но я еще раз хочу спросить, зачем брать на себя накую психологическую нагрузку?

— Некоторые едут за брендами.

— Если люди знают тех абитуриентов, которые работают, наш бренд себя уже зарекомендовал. Я могу это с полной ответственностью сказать. Еще раз хочу подчеркнуть, что мы очень часто выигрываем соревнования с выпускниками чисто лингвистических вузов. Уверяю вас, потому что мы даем межпрофильную, межпредметную, очень широкую, системную подготовку.

На ваш взгляд, соответствует ли уровень подготовки студентов, которые приходят к вам и поступают по ЕГЭ, результатам экзамена?

— Вы знаете, в общем, да. К нам приходят очень сильные ребята. У нас проходной балл выше, чем в московских вузах. За счет того, что мы берем не много людей, у нас проходной балл очень высокий. Здесь есть другая проблема. Нельзя сказать, что поступают слабые ребята, у них есть хорошие знания. Но очень часто бывает, что от того, что мы их не тестировали в личном общении, возникают некоторые неадекватности. Если ты не беседовал, не разговаривал с человеком, ты не знаешь неких особенностей психики, которые проявляются потом только при личном общении.

Мэри Георгиевна, я благодарю, что вы приняли участие в нашей беседе. И я надеюсь, что после вашего рассказа очень многие студенты захотят подать документы именно на ваш факультет.

— Спасибо. До свидания!