МИЭТ

Национальный
исследовательский
университет

Орден трудового красного знамени
Рейтинг QS
Интервью с И.Н. Горбатым – итоги абитуриентской кампании-2011 16.08.2011

Интервью с И.Н. Горбатым – итоги абитуриентской кампании-2011

Прослушать:

Гость: Игорь Натанович Горбатый, ответственный секретарь приёмной комиссии МИЭТ, декан факультета довузовской подготовки.

Ведущий: Елена Панасенко.

— Игорь Натанович, число бюджетных мест в нашем вузе изменилось? Возможностей поступить стало больше или меньше?

— Число бюджетных мест при приеме на первый курс в этом году немного уменьшилось по сравнению с прошлым годом — в прошлом году было 705, а в этом году стало 675. При этом на 25 бюджетных мест стало меньше на технических направлениях подготовки и на 5 мест уменьшился прием на факультет ИнЯз.

— Общий поток абитуриентов у МИЭТа вырос? Как вы видите сейчас демографическую ситуацию, на которую все вузы активно жаловались в прошлые годы — она исправляется или пока остается такой же?

— Общее число выпускников в Российской Федерации в этом году снизилось. Мы этого ожидали. Но в Зеленограде впервые за много лет число выпускников не уменьшилось. Хотя здесь цифры не позволяют с ходу получить однозначную информацию, поскольку в число выпускников иногда включают выпускников средних образовательных учреждений, вечерних школ, специальных школ и так далее. Тем не менее, общее число выпускников, которые сдавали обязательные ЕГЭ по математике и русскому, в Зеленограде в этом году примерно такое же, как в прошлом.

— А в МИЭТ пришло больше желающих?

— Да, к нам пришло заметно больше на технические направления подготовки — примерно на 9%. На экономический факультет (ИнЭУП) пришло меньше абитуриентов, несколько меньше пришло их на наш новый факультет прикладных информационных технологий (ПрИТ). Возможно, это связано с тем, что на эти два факультета в прошлом году был очень высокий конкурс, больше 10 человек на место…

— …И, увидев эти цифры прошлого года, все побоялись на них идти?

— Просто стало ясно, что с низкими баллами идти на эти факультеты бесперспективно, и ребята могли заранее правильно выбирать себе вуз и факультет, не выбирая безнадежные варианты. Я думаю, что эта тенденция для абитуриентов вообще достаточно глобальная: располагая опытом прошлых лет, они делали уже более тонкий выбор. К нам и на другие факультеты пришло меньше ребят с заведомо низкими баллами — они просто к нам не приходили, понимая, что шансов у них нет. Заметно больше пришло абитуриентов с более высокими баллами на технические и гуманитарные факультеты. Это в конечном счете определило то, что у нас по всем факультетам заметно выросли проходные баллы и, что, может быть, более показательно — средние баллы зачисленных абитуриентов.

— Давайте тогда сразу огласим эти баллы, потому что это интересный момент. Я поясню, что сейчас проходной балл — это, по сути, балл самого последнего абитуриента в списке зачисленных.

— Совершенно верно. Проходной балл, или можно называть его минимальным баллом, в этом году на факультете МПиТК составил 219, по сравнению со 190 баллами в прошлом году; на ЭКТ — 203, а был 174; на ЭТМО — 189, а был 155; на ПрИТ — 216 вместо 204; на ИнЭУП — 205, а был 199. На ИнЯзе проходной балл вырос почти на 30 — 234 по сравнению с 205 баллами в прошлом году. На факультете Дизайн у нас уменьшилось число вступительных испытаний, поэтому бессмысленно сравнивать, сумма стала на 100 меньше. Вот такие наши достижения в этом году.

— Да, я тоже подумала, что, наверное, вузы осознают свои достижения именно сейчас, в августе, а не в конце года, как принято у всех. Именно по проходным баллам, по количеству пришедших абитуриентов.

— Да, это важный параметр.

— Я посмотрела на сайте abiturient.ru списки людей, которые подавали заявления в МИЭТ… Кстати, могу рекомендовать этот сайт для использования всем, кто интересуется абитуриентской кампанией МИЭТа — там действительно есть все списки, числа и приказы. Я примерно подсчитала, каким был конкурс заявлений по факультетам. Понятно, их списки пересекаются (один человек может подать заявление одновременно на несколько факультетов) — поэтому, может быть, они не столь показательны. Тем не менее, меня удивило, что в этом году факультет ЭТМО пользовался наибольшей популярностью. Остальные технические факультеты тоже были вполне на высоте, практически на уровне экономического факультета, который всегда был намного впереди…

— Я бы сказал, что экономический факультет и в этом году заметно опережает все другие по конкурсу. Если считать конкурс по количеству абитуриентов, которые претендуют на одно место, то на ИнЭУП он составил почти 11 человек на место. На технические факультеты конкурс составил 3 человека на место. Конечно, если говорить о заявлениях, которые поданы на разные технические факультеты, то надо принимать во внимание, что абитуриенты, поступающие, положим, на факультет МПиТК, где самый большой проходной балл, страхуют свои риски и зачастую подают также заявления на ЭКТ и ЭТМО. Однако, далеко не все абитуриенты, которые поступают на ЭТМО, подают одновременно документы на МПиТК, чувствуя, что все равно их баллов для МПиТК будет недостаточно. Может быть, поэтому на ЭТМО и было больше заявлений, чем на МПиТК, несмотря на более низкий в конечном счете проходной балл.

— Тогда экономический факультет, видимо, действительно по-прежнему на первом месте — ведь у него список заявлений скорее всего «чистый», не пересекающийся с другими факультетами.

— Да, в значительной степени так.

— На сайте есть данные и о количестве ребят, которые уже подали в МИЭТ оригиналы документов в начале августа. Среди них тоже, как правило, конкурс на одно бюджетное место был больше единицы — даже до двух человек на место. Почему?

— До 4 августа включительно ребята должны были выбрать один факультет для поступления из нескольких изначально заявленных. Для этого они заполняли соответствующие заявления и приносили оригиналы документов. Списки таких людей мы публиковали, хотя не обязаны были это делать — но, в отличие от некоторых других вузов, мы делали это открыто и очень ясно, о чем нам говорили и абитуриенты, которые одновременно поступали в другие вузы, где информация была менее понятная. У нас абитуриенты могли ориентироваться: подавая, положим, 1 августа заявление на какой-то факультет, они оказывались в начале таблицы, но потом по мере того, как другие абитуриенты приносили оригиналы документов, они смещались к низу этой таблицы. Потом они, может быть, вообще выпадали по баллам из числа тех, кто займет бюджетные места, и должны были принимать решения идти на другой факультет или в другой вуз. И они все это видели на сайте. Мы давали возможность абитуриентам ориентироваться и принимать оперативные решения.

— У вас, наверное, целый штаб работает над обновлением всех этих таблиц?

— Еще два года назад у нас была создана мощная информационная система, и она нас выручает, мы ее совершенствуем. Собственно говоря, за этой информационной системой следит и технически ее поддерживает очень небольшое количество людей. Все было сделано на этапе ее разработки, и теперь она может эффективно обслуживать процесс набора.

— Я также видела список поступающих, которые претендуют на место в общежитии. Судя по этому списку, конкурс на место в общежитии получился примерно 3,5 человека на одно место — это больше прошлого года? В этом году в МИЭТ приехало больше иногородних?

— Да, конкурс в общежитие вырос, иногородних абитуриентов в этом году приехало примерно на 9% больше. Для получения места в общежитии был достаточно высокий проходной балл — 200 баллов. Как и во все прежние годы, мы предоставляли общежитие только абитуриентам технических факультетов. То есть, только те абитуриенты, у которых 200 баллов и больше, независимо от того, на какой технический факультет они поступают, претендовали на общежитие. Эта отдельная процедура, она вообще не связана с зачислением в вуз.

— Часть поступающих в списках значатся как «Без вступительных испытаний» или «Вне конкурса». Сейчас СМИ активно следят за сдачей ЕГЭ, приемной кампанией в вузы — часто слышатся замечания, что стало много людей, которые идут по льготам, инвалидов, причем не всегда обоснованно. Вы видите это на своем примере? У МИЭТа стало больше таких случаев?

— Видимо, такая проблема существует, но для нашего университета она не очень актуальна. Вообще, есть три особые категории. Во-первых, целевики, их было у нас 48 человек — ровно столько, сколько было в прошлом году, так случайно совпало. Во-вторых, есть категория ребят, которые поступают без вступительных испытаний по результатам олимпиад. Их стало заметно меньше — в прошлом году их было 35, в этом году 13 человек.

— Это, наверное, потому, что в этом году сократили списки олимпиад?

— Дело даже не только в этом, — число олимпиад сокращено незначительно, — а в том, что теперь призеры и победители определяются по результатам двух туров. В каждом туре есть ограничение на количество победителей и призеров. Эти ограничения — по существу, два числа меньше единицы — перемножаются. Вообще в Российской Федерации стало меньше призеров олимпиад, заметно меньше. Соответственно, меньше досталось их и нашему вузу — почти в три раза меньше по сравнению с прошлым годом. Что касается льготников различных категорий, — сюда относятся инвалиды, дети-сироты и другие категории, — то в прошлом году их было зачислено 27 человек, в этом году 28. Они поступали вне конкурса, им надо было сдать вступительные испытания на любую положительную оценку. Так что, как видим, для нашего института здесь ситуация сегодня достаточно стабильная и не угрожающая.

— Насколько я увидела, практически все бюджетные места МИЭТа заполнились еще 4 августа, на «вторую волну» остались какие-то единицы, которые заполнялись до 10 августа — одно бюджетное место на экономическом факультете и три места на ИнЯзе. Это просто какой-то отток-приток, что-то техническое или тенденция?

— Нет, это, по существу, результат наших решений, которые лежат в рамках порядка приема. Мы включили в список рекомендованных на факультет ИнЭУП ребят с достаточно высокими баллами — 208 и больше, понимая, что, может быть, мы не заполним все бюджетные места. Так и случилось, одно место осталось незаполненным. Мы почти угадали. На это место были зачислены следующие лучшие ребята во «второй волне». Аналогичная ситуация была на ИнЯзе, там после первой волны было три вакансии, и в полном соответствии с порядком приема мы зачислили еще троих человек.

— В прошлом году, насколько я помню, велся разговор о получении МИЭТом дополнительных бюджетных мест уже после завершения приемной кампании. В этом году такое возможно?

— Надо сказать, что и в прошлом году, несмотря на значительные усилия, которые мы предприняли для того, чтобы получить 5 дополнительных мест на вечернем факультете, у нас эта история не была доведена до конца — не по нашей вине. Мы все сделали, но эти места нам так и не были выделены. Я не знаю почему. Поэтому в этом году мы не питаем надежд, что нам выделят дополнительные места. Может быть, я чего-то здесь не знаю.

— На платное обучение в списках МИЭТа значится очень много желающих. Какие у вас прогнозы? Зачисление на платное обучение ведь еще не закончено, да?

— Здесь надо иметь в виду, что для нашего университета, по существу, нет ограничений на количество приема с оплатой стоимости обучения. В некоторых вузах такие ограничения возникают по формальным параметрам, связанным с предельной численностью обучающихся и так далее — мы же можем зачислить, по существу, всех, кто выдержал вступительные испытания, то есть сдал ЕГЭ. Этот процесс сейчас продолжается.

— Активность абитуриентов по поступлению на платную учебу больше или меньше, чем в прошлом году?

— Вы знаете, эта активность, видимо, по-разному распределена по времени. Во всяком случае, на вчерашний день у нас таких студентов было меньше, чем год назад. Но строить прогнозы пока трудно, все будет ясно в сентябре.

Целевые места для зеленоградцев

— Давайте теперь поговорим о целевом обучении — думаю, для зеленоградцев это очень интересная тема. Поясню, что и в прошлом году, и в этом году МИЭТ набирал выпускников зеленоградских школ по отдельному конкурсу на целевые места обучения. В этом году планировалось, что таких мест будет 65 — по-моему, весной или в начале лета были такие данные, да? Но получилось их меньше.

— Да, получилось меньше, я поясню почему. МИЭТ мог выделить под целевой прием определенное количество мест, причем существует ограничение: мы не могли выделить больше 20% целевых мест по каждому направлению подготовки. Это важно — не на факультет, а по каждому направлению подготовки. Что мы и сделали, выделили почти 20% мест, несколько меньше.

— Значит, 65 мест — это столько мест, сколько МИЭТ мог дать городу?

— Да. Дальше Префектура совместно с Управлением образования формировала заявку, и Управление в свою очередь взаимодействовало со школами и предлагало ребятам записаться на какое-то направление подготовки. Ребята это делали. Причем, конечно, они не взаимодействовали при этом друг с другом и вообще, может быть, не были в достаточной степени осведомлены о том, что стоит за теми или иными названиями направлений подготовки. Обычно школьники реагируют на знакомые сочетания слов, например, «Защита информации» — это более или менее понятно… То есть, выбирать не факультет, а направление — это уже тонкий выбор. Мы предлагаем нашим студентам выбирать направление подготовки на втором курсе, считая, что на первом курсе они еще к этому не готовы.

— А школьники должны были сделать такой выбор заранее?

— Да, правила такие, что они должны были записаться не на факультет, а на направление подготовки этого факультета. И получилось так, что в этой заявке префектуры было 118 школьников, но они были неравномерно распределены по разным направлениям подготовки. На некоторые направления подготовки конкурс был очень большой…

— … И лишних пришлось «отрезать», а на другие направления был недобор?

— Да, а на какие-то направления подготовки мы могли бы взять и больше, но туда мало записалось.

— У вас была возможность встретиться со школьниками, переориентировать их как-то?

— Мы могли встретиться с ребятами и рассказать обо всей процедурной части, но влиять на заявку, которая уже была сформирована, мы не могли… может быть, и не надо было этого делать, не знаю. Во всяком случае, наверное, на будущее надо иметь в виду, что нужна какая-то оптимизация этой заявки.

— Форма заявки зависит от МИЭТа, от Префектуры, от Управления образования? Кто ею занимается? Или это определяется глобальными правилами Департамента образования?

— МИЭТ не занимался составлением заявки. В данном случае было, по существу, голосование школьников. Им было предложено выразить некое желание — они выражали его, их включали в заявку. Им были известны направления подготовки, но они не могли знать, сколько их товарищей записалось на то же самое направление подготовки, что и они.

— По сути, тех оперативных «плавающих» таблиц, которые были доступны абитуриентам при подаче заявлений, у школьников не было перед глазами?

— Да, их не было.

— Это в принципе возможно на будущее для МИЭТа? И кто больше в этом заинтересован — МИЭТ, город?

— Это вопрос. Я бы хотел сказать, что целевой набор в прошлом году и, может быть, в еще большей степени в этом году — это достаточно льготная, облегченная дорога поступления в МИЭТ. Если средний балл зачисленных на факультет МПиТК был 237, достаточно высокий средний балл, то средний балл зачисленных на этот же факультет «целевиков» был 202 — заметно меньше. Меньше был и минимальный балл, с которым мы зачисляли. Так что эта дорога, конечно, льготная. Делается это в интересах города, прежде всего.

— В чем состоит участие города в программе целевого набора МИЭТа? Может быть, это субсидирование этих мест, или гарантия предоставления рабочих мест этим выпускникам? Или там более жесткие условия — например, обязательная работа на предприятиях Зеленограда после выпуска?

— Надо сказать, что МИЭТ с каждым годом становится все более популярным в России, это показывает и прием этого года — нас все больше знают абитуриенты из самых разных городов, они к нам приезжают. Это характерно не для всех московских вузов. Видимо, абитуриенты и их родители начинают реагировать на статус национального исследовательского университета, на наши достижения. Может быть, расположение нашего института становится все более значимым в связи с известными проблемами в Москве, в том числе транспортными. Наверное, целый комплекс причин определяет то, что наш институт становится, как нам кажется, все более привлекательным для иногородних абитуриентов. Многие из них готовы снимать квартиру и учиться у нас — эта тенденция делает иногородних студентов не ограниченным числом мест в нашем общежитии, теперь это лишь нижняя граница, их может быть и больше. В этих условиях, наверное, нужно стараться, чтобы какое-то количество студентов на разных факультетах — и на МПиТК, и на ЭКТ, — были бы и зеленоградцами.

— Да, мы уже говорили об этом — и городу, и вузу это нужно, чтобы они оставались здесь работать.

— Да, это, собственно говоря, главная идея целевого набора. Дальше ребята, поступающие по целевому набору, будут заключать договоры с нашими зеленоградскими предприятиями.

— Они обязаны будут их заключать? На какое-то количество лет?

— Да, они обязаны. Что будет в каждом конкретном договоре — это второй вопрос. Я думаю, что там не будет жестких требований непременно отработать какой-то срок. Во всяком случае, на определенном этапе принятый в МИЭТ по целевому набору студент может отказаться от договора с этим конкретным предприятием и заключить с каким-то другим.

— Но тоже с предприятием из этого списка?

— С нашим зеленоградским предприятием, конечно. Предприятия гарантируют им прохождение производственной практики и обещают некоторые перспективы трудоустройства, по крайней мере. Мы понимаем, что если предприятие будет бурно развиваться, закупит, к примеру, новое оборудование, ему нужно будет получить специалистов, подготовленных для работы в новых условиях, и МИЭТу будет заказана специальная образовательная программа — то, наверное, в первую очередь на нее будут привлечены целевые студенты. Поэтому целевой прием и целевое обучение имеет целый ряд потенциальных преимуществ, от которых не стоит отказываться. Ребята это понимают.

— Вы знакомы со списком предприятий, которые подали заявки на такие места?

— Да, конечно. В основном это, конечно, крупные предприятия — завод «Микрон», «Ангстрем» и другие, у меня нет под рукой списка.

— Хорошо, если человек поступил по целевому набору, но, допустим, передумал в процессе обучения и решил перевестись в другой вуз — это возможно сделать без сложностей?

— Вообще говоря, обязательства студента, принятого по целевому набору, наступают в тот момент, когда за него начинает платить предприятие. Если предприятие начинает выплачивать ему стипендию как своему целевому студенту или оплачивать какие-то дополнительные образовательные курсы — с этого момента у абитуриента наступает ответственность перед предприятием. Так записано в соответствующих законах. Поэтому люди должны быть внимательны. Если они получают материальную поддержку от предприятия, они должны понимать, что есть некая ответственность в связи с этим.

— Как я понимаю, те, кто поступил сейчас на первый курс, пока еще не имеют таких обязательств?

— Пока нет.

— Такая ответственность может наступить, наверное, на третьем-четвертом курсе, когда начинается более узкая специализация?

— Наверное.

— Пока даже прошлогодний набор не приближается к этой точке?

— Нет. У нас таких коллизий пока не возникало.

— Из прошлогоднего набора «целевиков» кто-нибудь ушел? Что с ними произошло? Все у них хорошо, все сдали сессию?

— Они обучаются. Они заключили контракты со своими предприятиями еще на этапе поступления, и сейчас уже прикреплены к определенным предприятиям и являются их целевыми студентами.

— Я заметила, что в списке претендующих на общежитие были «целевики», и 4 места в общежитии достались им — это какие-то ребята, которые учились в зеленоградских школах, но ездили из других городов, или как?

— Нет, это другая история. Целевой прием у нас проводился по разным направлениям, по разным заявкам… Правильнее так сказать: по заявке и по договору с зеленоградской Префектурой и по заявкам других предприятий. Были заявки от предприятий, которые находятся далеко, вне Зеленограда.

— То есть это их студенты?

— Да. Таких было немного, 5 человек по заявкам от других предприятий.

— Вообще помимо целевого обучения много студентов поступило к вам на контрактное обучение по договорам с предприятиями? Оно вообще есть сейчас или всё вписалось в рамки целевого приёма?

— Есть. В основном такие студенты сосредоточены у нас на факультете (колледже) электроники и информатики. Мы набираем студентов, их не очень много, может быть, человек десять, но они есть. Они были в прошлом году и будут в этом.

— Не планируется открыть целевое обучение и на других факультетах МИЭТа, помимо технических? Нет заинтересованных в этом предприятий в Зеленограде?

— Пока не планируется.

— Наверное, все цифры, все данные и все итоги мы уже обсудили. Может быть, какое-то общее резюме на прощание — или приветствие всем поступившим?

— Нам приятно наблюдать за тем, что наш институт становится более привлекательным для абитуриентов, становится более престижным для зелеленоградских школьников, несомненно. Мне как выпускнику МИЭТа тоже очень приятно это видеть. Хотелось бы пожелать ребятам, которые поступили в наш институт, провести студенческие годы с пользой. Это означает, что надо учиться, приобретать новые знания, навыки. Нужно иметь в виду, что только очень короткое время человек может столь эффективно обучаться — в молодости, сейчас. Ну и всего самого хорошего, что сопровождает студенческие годы.

— Это не только учеба.

— Да, конечно.

Елена Панасенко / Zelenograd.ru, 15.08.2011