МИЭТ

Национальный
исследовательский
университет

Орден трудового красного знамени
Рейтинг QS
Интервью с деканом факультета Прикладных информационных технологий А.Г. Балашовым 20.08.2012

Интервью с деканом факультета Прикладных информационных технологий А.Г. Балашовым

Прослушать:

Нынешним летом факультет ПрИТ выпустил первых бакалавров – факультет был образован в МИЭТе в конце 2007 года, а летом 2008 года принял студентов. К его созданию привел многолетний опыт вуза в подготовке специалистов по прикладной информатике. Два года назад в интервью Zelenograd.ru первый декан ПрИТ Антолий Балабанов отмечал популярность факультета у абитуриентов и высокий конкурс, складывающийся при поступлении: за прошедшие годы он составлял от 4,6 до 12,3 заявлений на место, по данным МИЭТ. ПрИТ – единственный из основных факультетов МИЭТа, при поступлении на который профильным экзаменом является информатика. Факультет активно сотрудничает с школьными учителями информатики и имеет профильные классы в нескольких зеленоградских школах. Этим летом ПрИТ провел набор студентов на традиционные 25 бюджетных мест, не обеспеченные местами в общежитии вуза – при этом он лидировал среди всех факультетов МИЭТ по конкурсу заявлений: более 11 абитуриентов претендовали на каждое его бюджетное место.

С 2010 года деканом ПрИТ стал Александр Балашов, доцент кафедры Интегральной электроники и микросистем и выпускник факультета ЭКТ МИЭТ 2003 года. Сегодня Александр Балашов – в студии Zelenograd.ru.

— Александр Геннадьевич, мы пригласили вас по радостному поводу — на вашем факультете состоялся первый выпуск бакалавров. Или до этого уже выпускались какие-то промежуточные курсы?

— Нет, вы все правильно говорите, у нас в этом году был первый выпуск бакалавров, и не только их, но и специалистов. То есть у нас получилось два первых выпуска.

— Вы начинали набор не с первого факультета, а сразу взяли к себе группу, по-моему, экономического факультета, которая готовилась по этой специальности?

— Да, с ИнЭУП к нам перешли ребята, которые учились по специалитету. А вторая группа бакалавров училась у нас с нуля, с первого курса, и тоже выпустилась в этом году.

«Айтишники» в бизнесе или экономисты в IT?

— Давайте немного об истории: как в МИЭТе появился такой факультет и почему он вырос из экономического? Собственно, первый вопрос, который я хотела задать: ПрИТ — больше технический или гуманитарный факультет? Ваши профили обучения — это «Бизнес-коммуникации», «Системы корпоративного управления» и «Экономика»…

— Не то, чтобы ПрИТ вырос из экономического факультета — просто на экономическом готовились ребята по специальности «Прикладная информатика в экономике», что достаточно близко к нашему факультету, но с большим упором на информационные технологии, чем на экономику.

— С появлением нового факультета в этой специальности стала более выраженной техническая составляющая, да?

— Да, можно и так сказать. То есть когда была специальность «Прикладная информатика в экономике» — это скорее были экономисты, которые владеют информационными технологиями. На нашем факультете мы готовим скорее айтишников, которые владеют управленческими навыками, знают о бизнесе и умеют разговаривать с ним на одном языке. По поводу того, технический это или гуманитарный факультет — мне кажется, что деление условно. Потому что грамотный айтишник это человек, который должен обладать компетенциями в совершенно разных сферах деятельности. Он должен понимать, что от него хочет заказчик, должен с ним грамотно беседовать; он должен быть психологом, в первую очередь, чтобы понять, что же заказчик конкретно в итоге хочет получить. Сформулировать требования, поставить задачу, построить план выполнения проекта, руководить командой, которая будет воплощать этот проект в жизнь, и потом еще защитить свой проект. Фактически получается, что мы готовим «внедренцев», которые работают с бизнесом от формулировки требований и до внедрения конкретного решения.

— Предполагается, что ваш выпускник — это некий глава команды программистов? Программисты, в общем-то, не общаются с заказчиками так, как вы говорите, и «ограждены» от этой стороны процесса.

— Не совсем программистов, а «внедренцев», архитекторов. У каждой компании есть свои потребности. Кому-то нужно просто построить сайт — самая простейшая потребность. У других эти потребности гораздо большие — например, управление ресурсами всей большой компании. Соответственно, решения задействуют разные ресурсы, разный уровень знаний, разные компетенции. Где-то участвуют программисты, где-то они нужны в меньшей степени — больше нужны люди, умеющие работать с готовыми продуктами и выстраивать с их помощью решение, которое удовлетворит конкретного заказчика-компанию.

— Значит, вы выпускаете «системных интеграторов» — это, в общем-то, звучало, когда открывался факультет. А все-таки, по предметам у вас чего сейчас больше: гуманитарных дисциплин или технических?

— Конечно, технических.

— Нынешние айтишники приобретали опыт отношений с заказчиками, о котором вы говорите, набивая собственные шишки — с опытом работы. При общении с заказчиками, ориентации на рынке. Вы думаете, есть возможность подготовить таких специалистов еще в вузе? Или, все-таки, для этого надо работать, работать и еще раз работать?

— Ну, без опыта ничего не дается, и хорошим специалистом можно быть только тогда, когда ты учишься всю жизнь. В нашем университете мы пытаемся дать нашим ребятам начальный опыт. То есть, когда они проходят практику в какой-то компании, мы ориентируемся на то, чтобы они пытались выполнять конкретные проекты, ориентированные на текущие нужды этой компании. Чтобы они выбирали себе интересные проекты, по которым они потом могут написать выпускную работу. Чтобы они смотрели весь цикл выполнения этого проекта, набили собственные шишки пока на учебном варианте — именно для этого мы выстраиваем междисциплинарные связи в нашем учебном плане. Например, они получают задание на одной дисциплине — строят план проекта, формулируют — я уже говорил — требования и начинают потом его реализовывать. То есть они проходят весь цикл реализации практического проекта через цепочку дисциплин. В конечном итоге, через два-три семестра получается готовый реализованный учебный проект, который они потом могут превратить в выпускную работу.

Будущее: магистратура и трудоустройство

— У нас недавно было интервью с Ириной Гургеновной Игнатовой, проректором МИЭТ по учебной части — она рассказала, что ваш первый выпуск разошелся просто на ура, практически все устроились на работу, причем по специальности…

— Да, если взять специалистов, которые выпустились — они уже работают в совершенно разных областях: это и добывающая сфера, и банковская, и страховые компании, и малый бизнес. У них все выпускные работы были практико-ориентированные, это были реальные проекты, которые они выполняли, уже работая в компаниях. Несколько ребят пытаются открыть собственное дело, используя информационные технологии как преимущество перед конкурентами. Бакалавры, конечно, сейчас больше подрабатывают, чем работают — потому что многие из них ориентированы на поступление в магистратуру.

— Магистратура на ПрИТ будет?

— В этом году будет первый набор.

— Вы выпускаете группу в 25 человек или около того, да? А в магистратуру сколько пошло?

— Да, в магистратуру пойдет около 20-ти человек на бюджетные места. У нас будут и контрактные места для тех, кто не проходит на бюджет.

— Значит, почти у всего выпуска бакалавров, за исключением единиц, есть возможность попасть в магистратуру?

— Да. И контракт, между прочим, тоже получается востребованным.

— Со стороны к вам приходят в магистратуру?

— Да, приходили ребята со стороны. Но наш выпуск бакалавров — к сожалению для тех, кто пришел со стороны — оказался очень сильным потоком, и сторонние ребята фактически не смогли составить им конкуренцию.

— При поступлении в магистратуру тоже были экзамены, баллы — и по рейтингу ваши выпускники оказались лучше?

— Да.

— А сторонние поступавшие — это кто? МИЭТовские выпускники других факультетов или студенты других вузов?

— В этом году были несколько человек с других факультетов МИЭТа. Пока извне, из других вузов не приходили.

— На нашем форуме Вас попросили прокомментировать публикацию, которая касается нехватки специалистов по информационным технологиям в России — довольно большая публикация, ее можно прочитать на сайте — человек не поленился, вставил весь текст. Вкратце там речь идет о том, что представители IBM заявили — уже на следующий год у нас в стране будет не хватать сотен тысяч программистов и компьютерщиков, при этом главная проблема заключается в российских вузах. Образование отстает от потребностей экономики, причем наихудшая ситуация складывается в Москве и Санкт-Петербурге; качество знаний выпускников год от года падает. Есть также проблема «утечки мозгов», как сказано в этой публикации. Я понимаю, что проблема с образованием к вам, наверное, не относится, поскольку вы делаете все возможное — учите ваших 25 человек насколько возможно хорошо. Но, в принципе, такая ситуация действительно есть, на ваш взгляд?

— Я бы сказал так, что проблема нехватки хороших IT-специалистов — проблема не только России, но и всего мира. И в Европе ведущие агентства, которые отслеживают ситуацию на рынках труда, в сфере образования, уже давно говорят о том, что с каждым годом дефицит будет нарастать. Несмотря на рост числа специалистов, которые выпускаются в этой сфере, дефицит растет еще быстрее. А у нас этот темп роста еще выше, чем в Европе, потому что у нас развитие идет более активно. Европа уже ближе к насыщению.

— Значит, вашим выпускникам-программистам большие зарплаты в будущем светят еще довольно долго?

— Не только программистам, которые непосредственно пишут код, но и людям, которые умеют работать еще и с… Хочу акцентировать внимание: мы готовим не программистов, мы готовим именно айтишников. Они могут работать программистами, но большей частью они архитекторы всей IT-инфраструктуры компании. Мы пытаемся ориентировать ребят именно на эту работу, чтоб они понимали требования бизнеса, которые необходимо удовлетворить — в первую очередь, повысить прибыль для бизнеса. Чтобы это было не внедрение информационной системы ради информационной системы, а именно создание инструмента, позволяющего повысить эффективность работы компании.

Кто-то из ваших ребят собирается «утекать» на запад? Есть такие приоритеты — поступить на работу в иностранную компанию, чтобы со временем уехать?

— Ну, сейчас ребята не то чтобы собираются уезжать — есть ребята, которые хотят продолжить обучение за рубежом. Такие есть. Мы, кстати, эту возможность в МИЭТе им предоставляем, потому что начинаем активно сотрудничать с европейскими вузами — с итальянскими…

— Двойные дипломы в МИЭТе — они вашего факультета тоже касаются, да?

— Да. Мы в этой области работаем, пока у нас такая программа не начала реализовываться, но мы активно ведем переговоры, чтобы сделать интересные программы, в первую очередь, для магистрантов. Кроме того, сейчас ребятам, чтобы работать в иностранной компании, необязательно «утекать» на запад — они могут найти все эти западные компании здесь в Москве, в Зеленограде в том числе.

— Вы сказали, что ваши студенты делают в качестве практики конкретные рабочие проекты в компаниях. А в самом МИЭТе студенты ПрИТ тоже участвовали в каких-то реальных проектах корпоративных систем?

— Конечно. У нас в МИЭТе развиты информационные системы, и наши студенты участвуют в работе над ними с разных сторон. У нас были проекты по практике, когда ребята проводили аудит этих информационных систем — анализировали, насколько эффективно они работают, есть ли там какие-то дефекты, сильные, слабые места. Есть проект под названием «Рабочее пространство кафедры» под руководством Ирины Гургеновны Игнатовой, заведующей кафедрой Информационных технологий и систем МИЭТ — в этом проекте было задействовано очень много ребят из нынешнего первого выпуска бакалавров. Их работа была огромной, они очень много сделали, приобрели много знаний. Получился достаточно хороший продукт — он до сих пор развивается и будет развиваться, надеюсь, силами наших ребят.

— Информационную систему поддержки для абитуриентской кампании МИЭТ не вы поддерживаете и строите?

— Нет, в абитуриентской кампании наши студенты тоже участвуют, но это очень сложный проект — нельзя сказать, что они его реализуют, но они участвуют в его реализации, конечно.

— Вот вы сказали, что некоторые выпускники сейчас пробуют открыть свои фирмы. У вас на факультете существует практика стартапов, получения грантов и т.п?

— Пока централизованно этого мы не делаем, не стимулируем студентов создавать свои компании, как, может быть, в некоторых других вузах. Нашей основной задачей пока была разработка учебных программ, выстраивание эффективного учебного процесса — что нам, кажется, удается. А стартапы — они сами начинаются у ребят. Это значит, что мы двигаемся в правильном направлении, и ребята получили достаточно навыков, в том числе, управленческих, которые позволяют им открывать свой небольшой бизнес.

Конкурс на ПрИТ есть, увеличение бюджетных мест — будет

— Нужно отметить, что уже в эту абитуриентскую кампанию на ваш факультет конкурс очень большой — более 11-ти человек подали заявления на каждое бюджетное место ПрИТ. По динамике прошлых лет конкурс поднимался от 5 до почти 13 заявлений на место. С чем связана такая высокая востребованность факультета?

Во-первых с большим дефицитом таких специалистов у нас в стране, о котором мы говорили. И родители, и абитуриенты, наверное, это чувствуют и понимают, что люди, получившие такую специальность, найдут место. Потому что, фактически, хорошие айтишники нужны в любой сфере деятельности.

— А почему тогда МИЭТ не увеличивает количество мест на этом направлении? Это не совсем его прямая специализация?

— Это тоже, конечно, причина, но в первую очередь — сейчас мы на факультете пока выстраиваем всю систему обучения. Для первого набора в магистратуру нам нужно было разработать магистерскую программу, которая бы продолжила программу бакалавриата, и предложить такой продукт на рынке образования. Чтобы магистерская программа была привлекательной, эффективной, давала рынку труда то, что нужно, а ребятам давала нужные знания и навыки. Конечно, на разработку этой программы уходит много сил, и пока нашей основной целью было ввести подготовку магистров. После этого уже есть планы по расширению.

— Значит, такие планы есть — по увеличению мест именно на вашем факультете?

— Да, конечно.

— На вашем факультете не дают мест в общежитие МИЭТ — у вас, наверное, учатся в основном зеленоградцы?

— Да, в основном, это местные ребята: Зеленоград, Солнечногорск, Химки, некоторые есть даже из Москвы. В этом году, к моему удивлению, достаточно много заявлений от иногородних ребят — видимо, они собираются или снимать квартиру, или устраиваться еще каким-то образом… То есть спрос извне, из других городов тоже есть, и это проблема — что мест в общежитии для нашего факультета нет.

— Не планируется ли на ПрИТ целевого обучения для Зеленограда, как это сейчас сделано на трех технических факультетах МИЭТа?

— Пока нет. Может быть, со следующего года такая возможность появится. Будет заказ…

— Какой вопрос вам чаще всего задают родители абитуриентов? Сейчас как раз прошли встречи с деканами факультетов — о чем спрашивают родители?

— В основном, спрашивают «Чем вы отличаетесь от других вузов и других факультетов?»

— От других вузов? А кто из вузов ваш, скажем так, ближайший конкурент ?

— Если смотреть данные по заявлениям, которые подают абитуриенты на наш факультет — куда еще они подают копии или оригиналы своих документов — можно сказать так: в МИЭТе есть некоторая внутренняя конкуренция, потому что люди подают заявления одновременно еще и на факультеты МПиТК и ЭКТ. Если брать другие вузы, то здесь у нас достаточно серьезная конкуренция, с которой тяжело, но это нам даже льстит: это МФТИ, Высшая школа экономики, Российская экономическая академия. Есть ребята, которые одновременно с ПрИТом хотят поступать в МЭСИ…

— Значит, в конкурентах — отчасти гуманитарные и экономические вузы?

— Ну, в Высшей школе экономики это направление «Бизнес-информатика». И в других вузах это специальности, связанные с IT. В МФТИ тоже «Прикладная информатика».

— Есть вузы, предлагающие примерно такую же направленность, такие же курсы, как ПрИТ в МИЭТе?

— Я бы сказал так: каждая программа в этой области уникальна, они все отличаются. Каждая программа ориентирована на какой-то определенный аспект. У МФТИ есть совместная магистратура с IBS, они ориентированы на специфичный сегмент. Высшая школа экономики готовит, скорее, все-таки управленцев и менеджеров, владеющих средствами IT. А мы больше ориентируемся на тех, кто внедряет системы, то есть выявляет потребности предприятия и выстраивает его IT-инфраструктуру.

«Новости IT-сферы отрабатываем на факультативах»

— У нас в студии недавно был студент МИЭТа Антон Городишенин, который рассказывал о своём учебном курсе по программированию: он сам провёл его нынешней весной для студентов начальных курсов, чтобы объяснять ребятам, как что там устроено — и его занятия прошли «на ура». У нас к нему был такой интересный вопрос относительно качества подготовки по программированию в МИЭТе. На факультете МП ведь тоже есть программистские группы, да?

— Конечно.

— Вы может сравнить эти учебные программы факультета МП и факультета ПрИТ? Мне больше всего интересна, конечно, актуальность знаний, которые вы даете — ведь отрасль IT очень быстро шагает вперед, все меняется, возникают новые операционные системы, их версии, новые программные продукты и так далее. Насколько поспевает за этим образование?

Во-первых, я хочу сказать, что с факультетом МП у нас есть общие дисциплины, потому что и у нас, и у них преподается программирование. В то же время у нас есть свои курсы, которые мы ведем для своих студентов. Мы, конечно же, пытаемся отслеживать все веяния в сфере IT. Сотрудничаем с ведущими мировыми компаниями — это и Microsoft, и Oracle, и множество других лидеров отрасли. Стараемся все это внедрять в наши дисциплины и курсы, которые мы читаем. Сначала это делается обычно в виде факультативов, потому что новый курс нужно, конечно же, «обкатать», без этого он не может встать в программу — нужно его проверить, посмотреть, как лучше построить. Если факультатив прошел удачно, студентам понравилось, они приобрели какие-то знания — тогда мы стараемся модифицировать нашу учебную программу, встроив эти курсы в учебный план, например, сначала как дисциплины по выбору. Конечно, этот процесс не моментальный, любой методический материал нужно наработать. Не может быть так, что появилось что-то новое — и сразу появились курсы. Это процесс несколько инертный, но мы стараемся это делать очень быстро.

— Из последних новинок — что появилось в качестве факультатива, а потом учебного курса?

— Пока еще не введен в качестве учебного курса, но закончился как факультатив — курс по системам управления базами данных Oracle. Ребята ходили на этот факультатив и с первого, и со второго, и с третьего курса. У нас есть в этом году несколько человек, которые успешно прошли всю программу.

— Это учебная программа именно Oracle? У них же тоже есть свои учебные центры?

— Да, совместно с Oracle. У нас есть два преподавателя, которые имеют сертификаты Oracle на право преподавания этих курсов. И на основе их материалов, по их предложению мы и провели такой факультатив. Студентам, которые его закончили, тоже будут выданы сертификаты Oracle.

— Можно уже идти и устраиваться с ними на работу.

— Да. Вообще, ребята, которые заканчивают бакалавриат, помимо нашего диплома могут за время учёбы наработать кучу разных сертификатов, например, того же самого Oracle, могут получить сертификаты Microsoft.

— Они этим пользуются — это не сильно отвлекает от основной учебы?

— Нет. Дело в том, что те же базы данных — как сказал один из наших студентов — это «хлеб» айтишников. У нас курс «Базы данных» преподается традиционно, теперь есть еще этот факультатив по Oracle — он отличается содержанием. Человек, который прошел факультатив и основной курс, получает более комплексное представление об этой сфере деятельности, об этих знаниях и объектах — как строить базы данных, как их грамотно проектировать, чтобы они были целостными и эффективно работали. Так что это только на пользу. Тем более, мы, как факультет прикладных информационных технологий, обязаны использовать эти самые информационные технологии — и мы много факультативных занятий проводим в виде дистанционных консультаций, для которых необязательно приходить в аудиторию. Пока это касается только факультативов, конечно. В основном учебном процессе, конечно, есть аудиторная нагрузка — от этого никуда не деться.

— Ну, будет большой шаг вперед, когда студентам уже будет необязательно приходить в институт, и они начнут встречаться с преподавателями где-нибудь на сайте. При открытии факультета планировалось активное сотрудничество с некоторыми компаниями, представители которых будут преподавать отдельные дисциплины — это получилось сделать? Например, в прошлом году было объявлено об интересе к МИЭТу «Лаборатории Касперского»…

— Да. Мы сейчас сотрудничаем с несколькими компаниями… «Лаборатория Касперского» к нам приезжала, делала презентацию, приглашали наших студентов. Скажем так, до внедрения в учебный процесс каких-то элементов именно с этой компанией у нас пока не дошло. С другой стороны, у нас очень плодотворно развиваются отношения с Pricewater House Coopers — мы расширяем с ними сотрудничество. Если раньше мы работали только с отделом аудита, то теперь работаем еще и с отделом консалтинга в области информационных технологий, что нам несколько ближе, чем просто аудит. Они заинтересованы, в первую очередь, в наших выпускных курсах — четвертый курс и магистранты, бывшие пятый-шестой курсы. К нам приезжают специалисты этой компании, проводят мастер-классы, тестируют студентов…

— Это отдельно от учебных предметов — есть какие-то бесплатные мастер-классы и возможность их проходить для студентов?

— Да. Сейчас мы налаживаем контакты и с другими компаниями, которые занимаются различными проектами, связанными с консалтинговой областью. Мы работаем как со специалистами отдельных компаний, так и с компаниями в целом. Например, это люди, которые сотрудничают с компанией Software AG и предлагают нам свои курсы, предлагают обучать не только наших студентов, но и преподавателей — повышать квалификацию. Тем самым происходит обмен знаниями между бизнесом и образовательной средой, то есть мы чему-то учим их, они — чему-то нас. Я считаю, что только в постоянном сотрудничестве с рынком труда можно добиться, чтобы наши выпускники были востребованными и высококвалифицированными.

«ЕГЭ по информатике выпускники сдали хорошо — посмотрим теперь на их знания»

— Вы следили за сдачей ЕГЭ по информатике выпускниками школ в июне этого года? Как нынче сдали ЕГЭ по этому предмету, чего вы ожидаете от ваших абитуриентов?

— Ну, в этом году ЕГЭ по информатике сдали лучше, чем в предыдущем.

В Зеленограде был даже один 100-балльник по информатике

— К сожалению, пока не могу сказать, с чем это связано — когда ребята придут к нам учиться, будет ясно. Пока есть две версии: либо экзамен в этом году был проще, либо ребята сильнее.

— Вы же еще и работаете с зеленоградскими учителями, проводите какие-то совместные семинары?

— Да, у нас проводятся семинары с учителями информатики. Помимо этого у нас есть еще интернет-олимпиада «Поверь в себя» по информатике, есть подготовительные курсы для абитуриентов.

— Кстати, большинство поступающих к вам приходят с этих курсов или нет?

— Нет, не большинство, но какая-то часть проходит эти курсы. В результате они, в принципе, повышают свой балл по ЕГЭ — по статистике ребята, прошедшие курсы, имеют более высокие баллы ЕГЭ по сравнению с теми, кто курсы не прошел. Конечно, гарантии нет, все зависит от конкретного человека — если человек хочет, он возьмет знания, мы ему такую возможность дадим.

— Я помню, Анатолий Балабанов нам рассказывал, что в школах по информатике сейчас программы сильно различаются. Сейчас продолжается борьба за их унификацию, или это уже пройденный этап?

— К сожалению, я не могу прокомментировать школьные программы. Школы разные, и каждая школа, наверное, как и вуз, имеет некоторую свободу при преподавании разных дисциплин. Мы сейчас стараемся активизировать сотрудничество со школами, и не только на нашем факультете — вообще наш вуз старается активно работать со школами, чтобы подготовка абитуриентов соответствовала существующим в вузе требованиям.

— И напоследок вопрос лично к Вам — у меня он появился после того, как я просмотрела Вашу биографию на сайте МИЭТ. Параллельно должности декана факультета ПрИТ Вы работаете на кафедре Интегральной электроники и микросистем, где занимаетесь разработкой наноразмерных транзисторных структур и фоточувствительных систем, а также интересуетесь новыми типами энергонезависимой памяти. Как это связано с вашей ролью декана и прикладными информационными системами в принципе? Что вас привело к этой роли?

— Достаточно сложный вопрос, конечно… Ну, во-первых, без информационных технологий в нашем мире никуда, а микроэлектроника — это та база, на которой работают все ИТ. Естественно, у меня остался интерес и в области микроэлектроники, и я продолжаю в ней исследовательскую работу, просто кругозор теперь несколько расширился. Я работаю уже и в сфере ИТ.

— Что для вас стоит на первом месте?

— Скорее есть некоторая синергия. Например, наша магистерская программа — «Системы корпоративного управления в бизнесе для высокотехнологичных отраслей» — она объединяет в себе микроэлектронику и IT. Не секрет, что Зеленоград — сердце российской микроэлектроники, высоких технологий, и в управлении такими производствами очень большую роль играет информационная инфраструктура, различные информационные технологии, повышающие эффективность — без них в этой сфере вообще никуда не деться. Получается такой синергетический эффект.

— А у ваших выпускников он получается — кто-то из них пошел работать именно на зеленоградские предприятия? Кстати, по-моему, Ирина Гургеновна рассказывала, что ваши студенты подняли корпоративную систему на «Ангстреме»?

— Да, как раз это сделали нынешние выпускницы, закончившие обучение по направлению «Прикладная информатика в экономике» — они из специалистов, которые учились у нас пять лет. Два или три человека сейчас остались работать на «Ангстреме» и занимаются внедрением системы электронного документооборота.

— Что вы пожелаете абитуриентам ПрИТ, которые сейчас только что поступили к вам?

— Пожелаю, в первую очередь, успеха и трудолюбия, чтобы у них хватило сил и запала хорошо учиться, потому что четыре года обучения в бакалавриате как минимум — это очень трудоемкий процесс. Надо его пройти для того, чтоб потом стать хорошим специалистом. Желаю им набраться сил и терпения.

Елена Панасенко / Zelenograd.ru, 13.08.2012